Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13


Перетряхивая рукописи, я вспомнил, что 1-ые экземпляры рассказов я отнес в редакцию журнальчика «Заря». Времени на перепечатку рассказов не оставалось, ну и попробуй вот так, сходу отыскать квалифицированную машинистку. Перед очами выплыли лестничная Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 площадка, пропитанная запахами разогреваемых щей, старуха гардеробщица, отправляющая «графоманей» по лестнице наверх, саркастические глаза редактора отдела прозы, и я задумался. И все таки, преодолев малодушие, на другой денек поплелся в редакцию, благо, денек Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 был свободен. Разглядывая в окно трамвая акварельные очертания Петропавловской крепости, я, подбадривая себя, задумывался, что заскочу на минуту, возьму рукописи и, как говорится, с приветом.

Раздеваться я не стал, чтоб избежать встречи с Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 гардеробщицей, поднялся по лестнице в пыльные чертоги и в коридоре чуть не столкнулся с редакторшей.

-Черт вас возьми, Насонов! - сурово произнесла она заместо приветствия. - Куда вы делись? Адресок на Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 рукописи необходимо писать, адресок! И телефон! Военный человек, офицер и такая несобранность!

-Да я, фактически…

-Уж лучше молчите. Снимите плащ и фуражку и идемте в Александру Семеновичу.

На редакторше было тонкое вязаное Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 платьице, подчеркивающее фигуру, и у меня даже в голове помутилось, когда она взяла меня под руку, втолкнула в собственный кабинет, отобрала там плащ-пальто, фуражку, и так же под руку, как хворого Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, повела куда-то в угрюмую мглу коридора, где стрекотала пишущая машинка.

Александр Семенович - плотный человек с бородой Черномора и радостными хулиганскими очами, отрадно зарокотал:

-Что, Зося, отловили создателя? Что все-таки вы, любезнейший, прячетесь Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Садитесь. Вобщем, для чего садиться? Идемте чай пить. Как вас, простите, по батюшке? Андрей…

-Андрей Сергеевич.

-Очень приятно. Один ваш рассказ мы думаем дать в двенадцатом номере. Там как раз окно Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 образовалось. Увлекательная вещица, хотя с ней придется основательно повозиться. Зося Михайловна вам все произнесет. И милости просим посетить наше литературное объединение. Военных у нас пока не было. Вобщем, вы же доктор, а Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 врач-писатель - сочетание традиционное.

Я ошеломленно озирался: с одной стороны на меня седоватый метелкой надвигалась борода Александра Семеновича, с другой - стерегли голубые глаза редакторши. Да не волшебство ли это? Я подчинился Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, и меня повели вниз по лестнице, а позже коридором мимо старухи гардеробщицы, которая на этот раз, улыбнулась мне нежно и беззубо, позже легонько втолкнули в маленький зал, где две дамы накрывали к чаю, электронный самовар Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 выстреливал молочную струю пара, а высочайший седоватый человек ловко резал колбасу.

-Это наш новый создатель Насонов, - сказал ему Александр Семенович, как будто представлял некоторую знаменитость.

Седоватый сделал ножиком жест, каким Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 начальник знатного караула приветствует муниципальную особу.

-Раевский, Дмитрий. Рад и принимаю. С редактором вам подфартило.

В конце концов сели пить чай, и я оказался рядом с Зосей Михайловной, посиживали тесновато, и я ощущал Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 ее теплое, жесткое бедро. Позже пошли в кафе «Мороженое» на Литейном проспекте пить шампанское. И только там я вспомнил про рукописи.

-Можете зайти завтра, в обед? - спросила Зося Михайловна. - Я попрошу Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 нашу машинистку перепечатать рассказ, который пойдет в двенадцатом номере. Совещание юных навряд ли чего-нибудть вам даст. Потолкаетесь, надоест - уйдете. И сходу ко мне, рассказ просит суровой доработки, а времени нет.


Сегодняшним юным питерским Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 литераторам не довелось созидать известный Дом писателей на улице Войнова, бывшей Шпалерной. Он сгорел при таинственных обстоятельствах в ночь с пятнадцатого на шестнадцатое ноября 1993 года. Посреди иных версий рассматривалась Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 и версия предумышленного поджога.

В моей памяти навечно остается осанистый петербургский дом с широкими окнами, парадной мраморной лестницей, емким конференц-залом - бывшей церковью графа Шереметева, Золотой и Красноватой гостиными. Славился и ресторан Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 с темными древесными панелями. Окна ресторана глядели на Неву. У стойки бара часто можно было повстречать Глеба Горышина, Андрея Битова, Виктора Конецкого. Захаживал в ресторан и превосходный поэт Вадим Шефнер. А как-то Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 мне довелось повстречать там будущую знаменитость Сергея Довлатова, массивного, одетого в некий странноватый балахон. В Доме писателей было много закоулков и тупиков, узеньких лестниц, ведущих в комнаты и комнатки. И все это Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 создавало особенный, ни с чем же не сопоставимый комфорт.

Вот в этом-то доме и происходило еще одно Совещание юных писателей Северо-запада. Из извещения, присланного мне по почте, я уже знал, что совещанием Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 управляет известный поэт Всеволод Рождественский, знал и номер семинара, где мне предстояло работать полных четыре денька. Управление факультета разрешило мне не находиться на упражнениях - Анатолий Михайлович Красов сдержал свое обещание Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13.

Семинар прозаиков заседал в крохотной комнатушке, в которую можно было попасть, забравшись по узенькой, плохо освещенной лестнице. Жюри отобрало шестерых начинающих сочинителей, все зрелые мужчины, за 30, люди самых различных профессий. Посреди их угрюмой Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 молчаливостью выделялся инженер-сталевар Миша Сменин, который мне почему-либо сходу не приглянулся. Как позже выяснилось, схожее чувство вызвал у него и я.

Управлял семинаром Александр Сергеевич Катомин, старый, за Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 50, писатель, узнаваемый своими романами о цирке. Он за 1-ые три денька нерасторопно управился с 4-мя абитуриентами, каждого равномерно похвалив, оставив надежду и посоветовав работать далее. Остались двое: Сменин и я.

Сменин - жилистый, прочно сбитый юноша Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 со светлыми подстриженными усами, разглядывая меня в курилке, спросил:

-Ты вообщем кто?

-В каком смысле?

-Профессия?

-Военный доктор. Звание - майор.

-Не похож ты на военного. Военные не могут так повязывать галстуки - удавкой Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 выходит. Военных уважаю. Сам после института три года отбухал офицером. Танкист, старлей. Нас с тобой, майор, на закусь оставили, видно, будут крушить. - Он усмехнулся.

А вышло напротив. Александр Сергеевич Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, морща лоб, тихо произнес:

-Прошу пристально отнестись к двум последним создателям: Сменину и Насонову. Это уже полностью состоявшиеся писатели, у Насонова книга на выходе, а Миша Сменин, хоть и не опубликовал пока ни 1-го Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 рассказа, полностью созрел, чтоб печататься в толстых журнальчиках. Давайте с него и начнем.

Я, как завороженный слушал Миши. Именовался рассказ: «Чем сердечко успокоится», и по логике речь должна была идти Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 о гадании на картах, есть там такая присказка, а глухой глас Сменина поведал о горьковатой судьбе дамы, тянувшейся к любви и не нашедшей ее. Поразило несоответствие грубоватой наружности Мишки и той нежности, с которой Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 он писал о собственной героине. Чтение завершилось рукоплесканиями. На фоне Мишкиного фуррора мой рассказ тоже прошел на «ура». Коллеги по семинару жарко поздравили нас, в особенности рад был управляющий, его Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 сероватое, усталое лицо посветлело, он близоруко щурился в ухмылке.

А позже мы спустились в ресторан, сдвинули два столика, скинулись, успели во время сделать заказ, поэтому как в ресторан повалили юные люди из поэтического семинара Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, люд хамский и гулкий. И зал с древесными панелями, окнами, глядевшими на остывающую Неву, заполнился рокотом экзальтированных голосов.

Некоторое количество дней после совещания я прожил с чувством своей исключительности. Как, сам Всеволод Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 Рождественский в итоговом докладе именовал меня в числе самых даровитых и многообещающих создателей.

Свалившийся из Скандинавии циклон погасил небо, безпрерывно лил дождик, Нева напоминала канализацию, над которой стлался желтоватый туман. Но весь Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 этот сумрачный антураж никак не сказался на моем настроении, я был отрадно возбужден, острил, хохотал и практически забросил занятия. Как-то вечерком я перечитал повесть, отвергнутую журнальчиком «Октябрь», и отыскал ее Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 полностью состоявшейся. Только злопыхатель мог не увидеть ее тривиальных плюсов.

Работа с редактором над рассказом еще более придала мне убежденности внутри себя, я даже не увидел, что Зося Михайловна переписала узловые Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 моменты в рассказе, поправила, воскресила диалоги, выкинула концовку, отчего мое сочинение только выиграло. Мне показалось, что все это сделал я сам. И вечерами, когда я, в который уж раз перечитывал отредактированную рукопись Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 вслух, у меня от умиления пощипывало глаза. Я вспоминал, как сначала 60-х, приехав в Москву (очередной отпуск), сорвался вдруг, понесся в Мелихово. Осень стояла чудная, с тихим листопадом, голубым небом, музей Чехова оказался Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 закрыт, добрался я до него поздно, уже в сумерках. Но мне подфартило, на ночлег меня пустила девяностолетняя старуха, которая отлично помнила Антона Павловича, а супругу ее Чехов подарил серебряные часы на Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 денек ангела. И эти действия чуть ли не десятилетней давности оживились в рассказе, вновь заиграли красками, я даже ощутил запах старенькой, с низкими оконцами избы. Неуж-то это я написал? Я чуть сдержался, чтоб не Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 запрыгать по комнате и, подражая Пушкину, заорать: «Ай да Насонов, ай да сукин отпрыск!»

Как понятно за все необходимо платить. А за самоуверенность - сначала. В конце декабря на заседании литературного объединения Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 меня так выдрали, что со мной случилась медвежья болезнь.

На обсуждение я предложил не рассказы, одобренные управляющим семинара, а ту морскую повесть, что мне завернули из журнальчика «Октябрь». В редакцию я Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 пришел в форме, для чего-то в табачном ларьке у Финляндского вокзала купил толстую кубинскую сигару, по-видимому, сигара вызвала дополнительное раздражение у присутствующих.

В особенности усердствовала поэтесса, работавшая в некий заводской Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 многотиражке. Она обвинила меня ни больше, ни меньше, как в злобном очернительстве Военно-Морского Флота. Упитанная, розовощекая девушка с прокурорской жесткостью крушила мое сочинение, нажимая на идейную сторону повести.

-Это же не Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 русские мореплаватели, а монстры какие-то, - негодовала она. - А речь? Даже уголовники так не молвят!

Ее слова падали на меня, как удары сучковатой палки, я жевал кончик погасшей сигары и вспоминал Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, как, фактически, появился план повести. В базе ее лежал подлинный случай, происшедший три года вспять. Поздней осенью на полигоне в Белоснежном море сторожевой корабль стрелял какими-то сверхсекретными торпедами, одну из их Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 так и не удалось отыскать. Я знал командира корабля капитана третьего ранга Константина Сторчкова еще по холостяцким играм, не раз встречался в компаниях. Передовой офицер, преждевременные звания, золотые часы от министра, статьи во флотской Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 газете и вдруг таковой прокол. Три денька сторожевой корабль пахал штормовое осеннее море, пока не нашли злосчастную торпеду у самого уреза воды отпрядыша - так поморы называли маленькие островки, окруженные каменистыми каргами Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Сторчков принял решение: идти с добровольцами на шлюпке к отпрядышу и оттащить торпеду подальше на сберегал, чтоб ее опять не смыло в море.

Команда шлюпки брала призы на гонках, ребята прочные, но Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 сорвался опасный ветер - шелонник, да еще со снежным зарядом. Видимость - ноль. Шлюпку раскололо о камешки и вымокшие, измочаленные морем мужчины оказались на необитаемой кочке. И ничего не вышло. Константин с 2-мя старшинами Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 вынул шлюпку из ледяной воды, все нужное в кокпите сохранилось: спирт, спички, аптечка, сигнальные ракеты и даже рация. Мореплаватели выволокли торпеду на неопасное место, перевернули шлюпку, сделав из нее укрытие, развели Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 костер и полностью приемлимо провели ночь, а с утра, когда стих ветер, их сняли вертолетом. Все! Но я решил искусственно драматизировать ситуацию, и сейчас литература в лице полнокровной девушки мстила мне за неумелость Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 и непристойность. На секунду моя истязательница замолкла, и паузу заполнил глас Александра Семеновича:

-Э-э-э, простите, вас зовут…

-Валентина, - журналистка обширно улыбнулась, демонстрируя детски розовые десна.

-Да, да, извините. Валентина, вам приходилось служить Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 на флоте? Либо вы специально изучали данную тему?

-Нет, естественно. - Девушка торжествующе обозрела сидячих за столом писателей. - Разве это аргумент? Как говорится, я не снесла ни 1-го яичка, но смею вас убедить Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, что во вкусе яичницы разбираюсь лучше курицы.

-Позвольте усомниться в этом. Очевидно, я не имею в виду ваш талант дегустатора. - Александр Семенович разгладил бороду. - Создатель, как я знаю, прослужил на Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 флоте 10 лет, и у него нет резона плохо гласить о сотрудниках. Факты, ситуации, герои и их речевые свойства - достоверны. У меня есть некие основания так судить - сам служил во флоте. Плохо, что Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 этот увлекательный материал еще пока не стал повестью. Это только намерение, к тому же очень неудачное. Но меня беспокоит не это, Андрей Сергеевич - человек одаренный и с течением времени отыщет внутри себя силы поновой Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 переписать повесть. Беспокоит другое. Вы - журналистка, не будем пока касаться ваших стихотворных писаний, вам дано перо, а вы превратили его в клинок. Во времена, известные мне, а не вам, Насонова с Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 вашей тяжеленной руки полностью могли закатать на 10 лет в места очень отдаленные. У нас, милая Валентина, не заседание грустно известной тройки, а обсуждение творчества начинающего писателя. Прошу учитывать это событие.

Появилась пауза Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Журналистка густо побагровела, торопливо засунула записную книгу в сумочку и, не попрощавшись, вышла. Ветерок, появившийся в итоге движения ее громоздкого тела, коснулся моего разгоряченного чела - я уже три раза побывал Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 в туалете, но так и не отважился избавиться от сигары, которая как будто прилипла к губам.

-Неужели я так безнадежен? - Спросил я, обращаясь, быстрее, не к сидячим за столом, а к себе.

-Глупость! - с Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 раздражением произнесла Зося Михайловна. - Только неясно, для чего вы выставили на обсуждение полуфабрикат, когда у вас есть красивые рассказы? К сведению присутствующих, рассказ Насонова идет в двенадцатом номере нашего журнальчика. И смею Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 утверждать, это серьезно.

-Что же он нам мозги пудрит? - возмутился Раевский. - Я читал его рассказы. Нормально. А он подсовывает нам туфту.

-Дима, перестань. Давайте поскорей на стол накрывать. Тем паче что у Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 создателя что-то в ранце булькает…

Господи, что это был за вечер! «Зеленая гостиная», длиннющий стол с закусками и бутылками сухого вина, возбужденные и еще пока малознакомые лица, перекатывающийся волнами разговор. Потом Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 мы всей компанией направились в уже знакомое кафе «Мороженное» пить шампанское и, помнится, выпили значительно. Я опьянел, меня даже немного покачивало, и все вокруг казалось мистическим: броский, брызжущий свет, малахитовые лужи, рокочущий, вроде Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 бы подпрыгивающий, басок Александра Семеновича, а главное - Зося Михайловна в легком ароматном пиджаке. Я поддерживаю ее под руку, поточнее, это она меня поддерживает.

-А пойдемте, друзья, ко мне. Посидим у камина Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, чаю выпьем, - вдруг предлагает она. Было это уже на углу Литейного и Невского проспектов.

Так я в первый раз оказался в доме на улице Ломоносова, в квартире, представлявшей собой часть Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 бывших барских апартаментов, которые разделили, оставив две комнаты и неширокую щель коридора. Зато сохранилась величавая, увенчанная лепниной ванная, куда я был здесь же выслан освежиться.

Квартира Зоси Михайловны вроде бы подтверждала мою версию о Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 происхождении хозяйки: камин, древная мебель на гнутых ножках, турецкий диванчик, книжные шкафы темного дерева и брошенная на пол перед камином медвежья шкура, такая вытертая, что тяжело было найти цвет меха. Все это я Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 окутал разом, запоминая. Мне сейчас была принципиальна неважно какая мелочь, неважно какая деталь, связанная с Зосей Михайловной. И я уже обожал и эту облысевшую шкуру, и камин, и древние кресла Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 в стиле барокко.

Раевский (я уже знал, что он тоже редактор отдела прозы журнальчика) откуда-то приволок два ящика, стал разламывать их, укладывать доски в камин. Александр Семенович, стоя на коленях, рвал газету Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, скатывал рыхловатые катыши, совал их меж досок, и вид у него был очень суровый. Некто с темными усами, небольшой и плечистый, сидя в кресле, набивал трубку, доставая табак из резинового кисета Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, - меня с ним знакомили, но имени его я не запомнил.

Усатый наклонился, щелкнул зажигалкой, огнь в камине вспыхнул, как будто туда плеснули бензин, низковато, торжественно загудело в дымопроводе, и здесь вошел парень лет шестнадцати Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, бледноватый, светловолосый, с большущими сероватыми очами. И хотя я был опьянен и ошеломлен тем, что со мной происходит, про себя отметил: мальчишка странноватый. Чем? Я не мог для себя разъяснить Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. И еще отметил, как испуганно дрогнули губки у Зоси Михайловны при возникновении отпрыска.

Пощелкивал огнь в камине, все молчали. Мальчишка в коротковатых штанах и мятой курточке совсем не смотрелся ничтожным, напротив Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, он стоял свободно, сложив на груди руки, и с напряженным вниманием рассматривал присутствующих.

Скоро мальчишка ушел, а гости стали собираться домой. Я остался. Посиживал на облысевшей шкуре, глядел в розовый зев камина, мне было Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 отлично, и только об одном я сожалел - кончится притча, и меня выставят на черную, плохо пахнущую лестницу, а позже и в мутные сумерки.

Меня выставили через час, обходительно и напористо, но ничто Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 уже не могло омрачить тот умопомрачительный вечер.

В эту квартиру с камином я попаду только через месяц, когда рассказ мой, уже сданный в набор, вылетит из двенадцатого номера, главный посчитает его мрачноватым Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 для новогодней книги, и в моей жизни произойдет событие, навечно лишившее меня душевного спокойствия.


6


За неделю до Рождества в кафе на Выборгской стороне я повстречал Мишку Сменина. Он посиживал за столиком, подперев Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 кулаком голову, и отрешенно глядел в стенку. Я поздоровался.

Мишка хмуро взглянул на меня:

-Садись, майор. Водки хочешь?

-А разве тут есть? Одни коктейли.

-У меня есть. - Сменин расстегнул пиджак - из Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 внутреннего кармашка торчало горлышко бутылки.

-Давай. Только осторожно. Погоди, пока халдей отойдет.

-Поучи меня. Разлей лимонад по немножко, я туда плесну. Для тебя что заказать? Я 2-ой денек гуляю. С премии.

-Что Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 и для себя.

-Лады. - Мишка погладил усы, поморщился. - Вчера с корешем гужевались. В Озерках. Его супруга нас из хаты турнула, в курятнике пить пришлось. Представляешь? Темень, вонь, куры на нашесте. И Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 только слышно, как кореш приговаривает: «О-от, сука, что делает. Прямо на голову шлепнула. А сейчас за воротник». С утра оттерлись от куриного дерьма и на работу. Какая работа? После таковой пьянки на суицид тянет Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13.

Мы выпили. Взор у Мишки стал мягче, осмысленней.

-Пописываешь? - усмехнувшись, спросил он.

-Мало, урывками. Времени не хватает. Учеба, дипломная работа. А ты?

-Трудный вопрос. Пишу, естественно. Да что толку? У Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 меня один читатель - супруга, больше разговаривать не с кем. Мне 30 два, а я еще ни строки из собственного не опубликовал. Из журналов - отлуп. Кто читает самотек?

-Слушай, при редакции журнальчика «Заря Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13» действует литературное объединение юных писателей. Заседают раз в две недели, когда как. Есть прочные ребята с книгами. Мастера тоже заходят.

-Слышал. Да как туда попасть? Они с улицы не берут.

-Я представлю. Собери несколько Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 рассказов, рукопись я отнесу Зосе Михайловне.

-Кто это?

-Заместитель председателя объединения, редактор отдела прозы. Ты пройдешь, вопросов нет. О результатах я для тебя сообщу, телефон, помнится, есть.

Сменин улыбнулся. За Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 всегда знакомства я в первый раз лицезрел его улыбающимся.

-Лады. Может, что и двинется с места.

На зимние каникулы я собрался ехать домой, в Северодвинск. С супругой все было обговорено. Я уже Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 и чемодан уложил. Внезапно она позвонила. Предутренний звонок трелью прошил звонкую пустоту квартиры. Соседи уехали погостить к родственникам.

-Приезжаю тридцатого, Новый год отметим в Питере, - произнесла Вероника. И глас у нее был некий странноватый Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, чужой, ненатуральный.

-А как Маринка? - растерянно спросил я.

-У их в школе елка. Маринка в роли снегурочки - отменить нельзя. Позже ее возьмет к для себя Елена, она едет с детками на дачу. Ты Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 что не рад?

-Я билет взял… Мы же все решили.

-Сдашь. Я для тебя сюрприз везу, дурачок, непременно встречай, а то я не дотащу. Извини, что я так рано, страшилась не Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 застать. Записывай номер вагона.

-Я запомню.

В трубке тошно закрякало.

Окно отливало чернью, кое-где в стороне вертелся, пробуждался город. Рассекая тьму, пронеслась электричка - ее освещенные окна соединились в одну оранжевую полосу Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. На денек рождения однокласники подарили мне ящичек гаванских сигар. Я достал одну, медлительно раскурил. Часы демонстрировали четверть седьмого. 1-ая лекция в девять, время есть еще. Свет зажигать почему-либо не хотелось. Я Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 посиживал, пытаясь собраться с идеями. А в ушах еще звучал глас Вероники. Наше отчуждение началось, как я сейчас осознавал, за длительное время до моего отъезда в Ленинград на учебу. 1-ая тень меж Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 нами промелькнула, когда во флотской газете вышел мой очерк о водолазах. Знакомый журналист из базисной многотиражки Володя Жданов предложил сделать из очерка киносценарий и отправить на конкурс в Москву. Я так и Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 сделал. К моему удивлению киносценарий занял 1-ое место, а я стал лауреатом поощрительной премии Министерства обороны. Пришло письмо из студии Ленфильм, в каком сообщалось, что рассматривается вопрос о снятии по мотивам очерка Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 полнометражного художественного кинофильма.

Этот факт, я благоразумно не афишировал, тем неожиданней, тем ярче был эффект, когда я появился вдруг на экранах телевизоров, показывающих местную, архангельскую программку. Я уже не помню Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, как она называлась. Счастливцы, которым удалось меня видеть, утверждали позже, что у меня был таковой вид, что я вот-вот упаду со стула и растолковали это сногсшибательной красотой телеведущей. А один мой недруг пошел далее Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13: «Андрей, ты так омерзительно ерзал в кресле, что у телезрителей создалось воспоминание, как будто ты с перепугу наделал в штаны».

Мой фуррор отметили в ресторане «Белые ночи». Была суббота, март, время затяжных Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 поморских ночей отошло, стало легче дышать. Я был на подъеме, плохо спал, в голове пощелкивали планы, один - ярче другого. Вероника за завтраком произнесла:

-Андрей, мне кажется, что тебя стало вносить в Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 сторону.

-Не сообразил.

-Ты занимаешься наукой и, как я понимаю, удачно. А сейчас - литература. Для тебя за 30, не пора ли сосредоточиться?

-А для чего? - я легкомысленно улыбнулся. - Можно делать и то, и другое Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Таких примеров много.

-Не забудь, у тебя семья. Мы тебя и так изредка лицезреем.

Я стал злиться:

-Послушай, я не могу посиживать, повсевременно прикованный к юбке. Я и так растерял Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 массу времени.

-Ты растерял время из-за меня?

-Успокойся, из-за себя. Странноватый некий разговор. Я что на сторону хожу?

-Извини, это так, бабство, - Вероника улыбнулась, и в ухмылке ее скользнуло нечто Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 горько-недоуменное. И позже я не раз ловил на для себя ее внимательный, изучающий взор, как будто она прикидывала: можно мне доверять либо нет.

Весть о моей учебе на факультете усовершенствования Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 докторов она встретила с необычным спокойствием. Разговор сходу принял деловой нрав: семью срывать из Северодвинска незачем, тут не плохая квартира, работа, Маринке через год в школу. Где они будут жить в Ленинграде? Мыкаться Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 по офицерским общежитиям? А после учебы лучше возвратиться на Северный флот, понятно, в другом качестве. И северный стаж у нее, Вероники, не прервется, а это принципиально для будущей пенсии.

Все это Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 смотрелось полностью уместно. Меня даже не покоробили слова о будущей пенсии - до нее, как до луны, еще дожить необходимо, - и весь я тогда был в ожидании поездки, жил ею, строил планы о Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 малеханькой комнатке в доме в старенькой части Ленинграда, где мне будет так отлично работаться.

И только на данный момент, ощущая горьковатый привкус сигары, я вдруг вспомнил проводы на вокзале, спокойное, отрешенное лицо супруги, а Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 рядом лицо дочери с кулачками, прижатыми к подбородку. Она с горьковатым недоумением смотрела на меня.

В прошлогодние зимние каникулы как бы все у нас наладилось. Неделя мелькнула в радостном хмельном угаре: каждый денек Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 воспринимали гостей либо отчаливали в гости. Северодвинск утоп в снегах, люди по улицам двигались, как в траншеях, только головы мерцали, но всюду было много света, а на площади перед Домом Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 культуры искрилась огнями елка.

С утра я отводил сонную Маринку в детский сад, вечерком забирал - мы виделись в мгле, под тяжело нависшим, подсвеченным фиолетовым цветом небом, и лицо дочери было худым Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, бледноватым, она очень выросла, осенью в школу. Перед самым отъездом Маринка подошла ко мне и, угрюмо взглянув на меня, произнесла: «Мы с тобой так и не сходили погулять вдвоем. Не уезжай, папа. Для Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 тебя не надо уезжать».

И вот это «тебе не надо уезжать» выплыло сейчас передо мной, вроде бы высветилось в полумраке комнаты. Чем вызван внезапный приезд Вероники? До сего времени она просто Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, пожалуй, даже очень просто переносила разлуку. В один момент обострившееся чувство? Желание меня проверить? А что, если она не желает, чтоб я приезжал на данный момент в Северодвинск? Вспомнилось, что Леня в собственных письмах никогда Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 не оговорился о Веронике, похоже, они не общались. Как-то разом мне закончили писать северодвинские друзья - за полгода ни строки, как отрезали. Не желали разочаровывать? Более странноватым смотрелся и неожиданный переход Вероники Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 на новейшую работу - референтом в управление судостроительного завода. «В основном я там буду заниматься переводами с британского технических текстов, - жадно объяснила она, - заработная плата вдвое больше. К тому же школа Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 мне осточертела».

Приезд супруги только усилил сомнения. Бестолковая суета на вокзале, появившийся из мрака неухоженный, заснеженный поезд, окна вагонов в желтоватой наледи, Вероника в незнакомой недлинной шубке, торопливый поцелуй: «Пошли, милый, в купе Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, заберешь свое сокровище». «Сокровищем» оказалась увесистая пачка, на которой была приклеена этикетка: «Андрей Насонов…». Далее шли заглавие книжки, тираж, издательство. А чемоданчик Вероники был совершенно легким, ну и она сама Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, воздушная, прекрасная, чужая. Я зарылся носом в мех шубки и не ощутил родного аромата.

Пока ехали в такси, Вероника все гласила и гласила, глаза ее оживленно поблескивали, а когда мы оказались на Выборгской стороне, вдруг Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 притихла, посиживала молчком, прижавшись ко мне.

Моя комната ей приглянулась.

-Смотри-ка, у тебя порядок, чистота. И даже малая елочка есть, а говоришь, не ожидал.

-Вчера купил. Только игрушек Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 нет.

-А для чего? Главное - запах. На твоей солдатской кровати мы не поместимся.

-У меня раскладушка есть. Стоит за шкафом.

-А соседи где? Что-то тихо.

-Уехали на празднички к родственникам.

-Ладно, я Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 займусь разборкой вещей, а ты любуйся своим творением.

Подавленный, удивленный, я как-то запамятовал о пачке с книжками - она сиротливо лежала у двери. Я срезал ножницами тесьму, порвал грубую оберточную бумагу и застыл Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, разглядывая книгу. Она показалась мне тоненькой и некий ничтожной. И оформление мне не понравилось. Безвкусно, аляповато, провинциально. Как я мог подписать набросок, присланный мне художником-оформителем? Еще более разочаровал меня Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 текст. Я читал страничку за страничкой, каменея от испуга, что на данный момент, вот в этот самый момент, мою книгу читает кто-либо другой и брезгливо морщится - так плоско, деревянно ложились строчки Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, таковой слащавой непристойностью отдавало от концовок рассказов, и редчайшие живы слова выглядели красными ягодами, брошенными на сероватую, смерзшуюся землю.

А рядом, в каком-то ином пространстве слышались шорох, звуки - там двигалась Вероника Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, и уже пахло маринованными грибами, копченой рыбой, пахло истинной, а не выдуманной жизнью. Я посмотрел на тираж и обомлел: 30 тыщ. Почему-либо представился молевой сплав леса, только по реке плывут не бревна Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, а мои книги, хаотично кружась, натыкаясь, тесня друг дружку, плывут мимо городов и сел… Как отлично, что мой рассказ еще не вышел и можно поправить… Взять псевдоним и раз, и навечно отмежеваться от Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 моего плохого первенца…

-Андрей, ну что, налюбовался? Давай к столу.

Я вынырнул на поверхность, вздохнул и удивленно осмотрелся. За какие-то минутки, что я отсутствовал, комната преобразилась: на кровати разложены платьица Вероники, рыхловатой Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, беззащитной горкой лежало белье, а стол являл собой волшебство из чудес. Вероника застелила его незапятнанным полотенцем, на нем, на разномастных тарелках и просто на салфетках были разложены грибы, наша северная морошка Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13, отливал жиром мелко нарезанный новоземельский голец, была и моя возлюбленная квашеная капуста с клюквой. И все это великолепие венчала бутылка кориандровой водки со знакомой желтоватой наклейкой. Продукт котласского вино-водочного завода Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13.

-Ну и как для тебя? - глаза Вероники лучились.

-Крепко.

А сам с недоумением поразмыслил: откуда это? Ведь был только чемоданчик. Кажется, была еще сумка и, наверное, томная, а я на нее и Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 не направил внимания.

-Ну что, обмоем книгу?

-Нет, давай лучше за встречу, - предложил я, - и за наш Север, чтоб туда возвратиться и уже никуда не уезжать.

Остальную часть вечера и ночи я запомнил Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 урывками. Бутылку кориандровой мы победили стремительно, пил, в главном я. Позже сходил в магазин за «маленькой» и чуть ли не попал под машину. Но одно чувство все таки осталось и крепко Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 удержалось в сознании: Вероника стала чувственней и опытней в любви. И бывает это исключительно в одном случае…

А на другой денек началась суетная, какая-то дерганая жизнь. Гостиный двор, Пассаж, магазины на Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 Невском. Я таскался за Вероникой, пытаясь унять раздражение, не узнавая ее, и каждое ее движение мне сейчас казалось чужим, наигранным, а желание меня кое-чем изумить, повеселить - липовым. «Твой спортивный костюмчик совершенно вышел Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 из моды, - гласила она и брала новый спортивный костюмчик, который мне был не нужен. И лицо ее было деловито-озабоченным.

Новый год можно было отметить в компании моих однокашников, ребята с супругами Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 собирались в офицерском общежитии. Вероника отказалась:

-Я же там никого не знаю. Нет, нет, даже и не думай! Лучше мы тут, в этой комнатке. А вообщем, я бы пошла в ресторан. Мы - вдвоем Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 посреди чужих людей. Так особенно! Средства есть, я же получила премию и тринадцатую заработную плату.

Я чудом раздобыл билеты на новогодний вечер в ресторане «Москва», что на углу Невского и Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 Литейного. Кабак этот я вытерпеть не мог из-за кроваво-красных обоев и богатства подвыпивших командировочных. Поговаривали даже, что там собираются гомосексуалисты. Но делать нечего, в другие рестораны не пробиться. А вышло хорошо Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Столик на четырех, пара из Магадана: она - красавица-якутка, я и не знал, что такие бывают, он - медведеподобный, доброжелательный крепыш с разбойничьей бородой. Как ее звать, не запомнил, а его - Родя Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13. Новый Родион Раскольников, величиной с двухстворчатый шкаф. Сперва Родя показал фокус: разгрыз зубами фужер. Услужливый официант принес другой. С треском летели в потолок пробки от шампанского, шуршали конфетти, оркестр наяривал «семь-сорок Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13», а плясали почему-либо «летку-енку». Часа в три ночи удалось изловить такси.

Зима вошла в силу, на Невском проспекте мело, ветер сек лицо ледяной крупкой, витрины магазинов ярко мелькали и всюду вспыхивали огоньки Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 гирлянд, отчего город уже не казался таким кислым и сероватым. Вероника очень похорошела, 30 лет - пик расцвета дамы, а я страдал от ревности, пытаясь прикрыть горечь шутовством и скоморошеством. «Ты некий стал несерьезный Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13», - с ухмылкой увидела Вероника. А мне все казалось, что она задумывается о кое-чем собственном, затаенном.

И подозрения мои усилились, когда Вероника вдруг собралась уезжать - до конца каникул оставалось четыре денька и Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 ехать мне с ней уже не имело смысла, ну и затратно. «Меня же отпустили на короткий срок. Как ты не можешь осознать? - произнесла она. «Что же ты не произнесла, не Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 предупредила? - «Не желала тебя огорчать».

Ночкой я вертелся на раскладушке, никак не мог заснуть. Вспомнился один денек.

…Дотлевал июль, белоснежные ночи утратили яркость, к вечеру небо зеленело, позже багровело, пламенный поток стекал за горизонт, и Юрий Пахомов Белой ночью у залива - страница 13 небо до полуночи сияло матовым светом. В Северодвинске стояла одичавшая для местных мест жара, столбик указателя температуры в полдень подскакивал до 30 градусов.


yuridicheskoe-lico-i-individualnij-predprinimatel-kotorim-pereoformlena-licenziya-na-osushestvlenie-medicinskoj-deyatelnosti.html
yuridicheskoe-lico-v-grazhdanskom-prave-referat.html
yuridicheskoe-obrazovanie-v-zapadnoj-evrope-v-period-novogo-vremeni-enciklopediya-prava.html