Юрий Поляков - страница 20

22

Грибы Светка пережарила и, видимо, не прекрасно отмыла: на зубах тошно скрипели песчинки.

— Вкусно? — спросила она, умильно смотря на жующего Свирельникова.

— Офигительно!

— А где вырастают белоснежные?

— На пальмах.

— Я серьезно!

— Ты что, никогда Юрий Поляков - страница 20 грибы не собирала?

— Нет. Я рыбу ловила. С отцом. Мы на Медвежьи озера ездили. А мать бранилась…

— Почему?

— Она гласила: «Там, где кончается асфальт, там кончается жизнь…»

— Ерунда! Жизнь начинается как раз Юрий Поляков - страница 20 там, где завершается асфальт!

— Папа тоже так гласил!

Светкина мама оказалась отлично сохранившейся, стройной и очевидно не неутешной вдовой. Судя по неким признакам, к примеру по особому, звательному, выражению глаз, утешилась Юрий Поляков - страница 20 она издавна, может быть, еще до досрочной погибели жена. Ей достаточно скоро стало понятно о связи дочери со зрелым мужиком, к тому же к тому же предпринимателем. Пару раз через Светку она Юрий Поляков - страница 20 передавала Мише Дмитриевичу приглашения заехать как нибудь вечерком на чай, но он не присваивал этому значения, как, вобщем, и собственному внезапному роману с неунывающей студенткой — сокурсницей Алены.

Но вот в один красивый денек в Юрий Поляков - страница 20 кабинет вошла Нонна и с обидчивой подозрительностью доложила:

— К вам какая то Татьяна Витальевна.

— Она записана? — опешил Свирельников.

— Нет.

— По какому вопросу?

— По личному! — усмехнулась секретарша.

Миша Дмитриевич сначала решил, что это Юрий Поляков - страница 20 без звонка заявилась к нему одна из числа тех бизнес дам, что приходили на Беговую глядеть заоконные скачки. Познакомившись со Светкой, он стал уклоняться от встреч с прежними подругами, невзирая Юрий Поляков - страница 20 на их напористые предложения продолжить конно спортивные дела. И вот сейчас, наверняка, самая соскучившаяся (как бы вправду была одна по имени Таня) не выдержала одиночества и нагрянула для объяснения перспективы. Но когда Юрий Поляков - страница 20 в кабинет вошла крашеная брюнетка в черном брючном костюмчике, он сходу сообразил: эта дама на скачки к нему никогда не заглядывала.

— Здравствуйте! Я Светина мать… — сказала дама выскочившему из за стола директору Юрий Поляков - страница 20 «Сантехуюта».

С этими словами дама достала из сумочки и протянула ему визитную карточку, из которой следовало, что ко всему иному она к тому же кандидат технических наук.

— Очень приятно. Кофе либо чай?

— Кофе Юрий Поляков - страница 20… — оценив самообладание поседелого бойфренда собственной юной дочери, улыбнулась визитерша.

Пока Миша Дмитриевич вызывал Нонну и распоряжался насчет кофе, пока бранился по телефону с владельцем «Астарты», взбешенным срывом сроков, пока забегала бухгалтерша Юрий Поляков - страница 20 подписать «платежку», пока секретарша с неуловимым презрением к зряшной посетительнице расставляла чашечки, Татьяна Витальевна пристально рассматривала кабинет и владельца. При всем этом на лице ее плутало выражение ироничного недоумения, означавшее приблизительно последующее: «Нелепо, естественно Юрий Поляков - страница 20, что таковой суровый и не лишенный приятности мужик увлекся юной дурой, а не достойной, следящей за собой опытнейшей дамой средних лет! Но, раз уж такое вышло, нужно что то делать…»

Очевидно, она была Юрий Поляков - страница 20 отлично ознакомлена о предшествующей неслабой личной жизни дочери и очевидно не собиралась заводить трагическую, как выражалась Светка, «чухню» про сломанную девичью судьбу. Дама пришла для делового разговора, и Свирельникову даже Юрий Поляков - страница 20 стало интересно, что конкретно попросит у него Татьяна Витальевна. Она закурила длинноватую коричневую сигарету, роскошно пригубила кофе и пристально поглядела на директора «Сантехуюта»:

— Ну, и что мы сейчас будем делать, Миша Юрий Поляков - страница 20 Дмитриевич?

— В каком смысле?

— А вы считаете ситуацию многосмысленной?

— В общем, нет…

— Но вы, по последней мере, согласны с тем, что мы отвечаем за тех, кого приручили?

— Согласен, — кивнул Миша Дмитриевич и Юрий Поляков - страница 20 в этот момент ощутил, что говорит с ровесницей, тоже возросшей на «Маленьком принце».

— Это отлично!

— Но если вы имеете в виду брак… Это исключено. Я несвободен…

— Какой брак? О чем вы! — совсем Юрий Поляков - страница 20 от всей души опешила, даже удивилась гостья. — Она же еще девчонка! Я имею в только ответственность! Вы взрослый, мудрейший, а она только начинает жить! Ей нужно посодействовать.

— Да я как бы ничего для Светланы Юрий Поляков - страница 20 не жалею…

— Я знаю, вы хороший! Но вашу доброту нужно… осознаете… классифицировать.

— Вот как?

— Да, конкретно так!

В общем, условились, что он будет платить за институт: оказывается, Светка недобрала полбалла и обучалась на Юрий Поляков - страница 20 коммерческой базе. Не считая того, со погибели супруга прошло много лет, и за этот период времени в квартире никогда не делали ремонт. В конце концов, сама Татьяна Витальевна — еще полностью Юрий Поляков - страница 20 юная дама — планирует завести новейшую семью и в этом смысле не стала бы возражать, если б Миша Дмитриевич, человек очевидно не бедный, снял для Светки отдельное жилище. После того как Свирельников подтвердил готовность Юрий Поляков - страница 20 соответствовать всем кондициям опциям, она признательно поглядела на него, а уходя, тормознула на пороге и произнесла с доронинским придыханием:

— Михаил Дмитриевич, прошу вас, будьте к ней подобрее! Света очень обожала отца. Очень! — и Юрий Поляков - страница 20 быстро вышла, как будто не желала, чтоб он увидел брызнувшие из ее глаз слезы.

Скоро Свирельников отыскал комфортную квартирку в Матвеевском, куда его молодая подружка отрадно перебралась…

— Хочу в Юрий Поляков - страница 20 лес! — закапризничала Светка и села к нему на колени. — В лес желаю! Туда — где жизнь!

— Я не могу. Ты же знаешь…

— У тебя никогда для меня нет времени!

«У меня и себе нет времени Юрий Поляков - страница 20», — пошевелил мозгами он и, опять вспомнив про «Боевой привал», пообещал:

— Хорошо, поедем в лес за грибами!

— Когда?

— Скоро.

— На лыжах поедем, да? Зимой? Да?! В Испанию мы уже полгода едем!

— В Испанию пока Юрий Поляков - страница 20 нельзя. Нужно кое с чем тут разобраться. Есть у большевиков такое слово «надо». Знаешь?

— Слово знаю, и кто такие большевики, тоже знаю.

— Ну и кто?

— Гады.

— Почему — гады? Кто для тебя Юрий Поляков - страница 20 произнес?

— Инна Ефимовна. Исторична.

— Так уж все и гады?

— Нет, не все. Дедушка у Инны Ефимовны тоже был большевиком, но не гадом. Он просто от всей души заблуждался.

Этих песен Юрий Поляков - страница 20 Миша Дмитриевич вволю наслушался от Тониных родственников и знакомых, происходивших в главном от старенькых революционеров и даже не сомневавшихся в том, что их дедушки и бабушки были самыми восхитительными, кристально незапятнанными людьми, которые Юрий Поляков - страница 20 за всю свою жизнь не оскорбили даже классово чуждой мухи. За это и пострадали от Оськи Страшного. В один прекрасный момент на шашлыках у «святого человека» юный, еще неопытный Свирельников высказал недоумение Юрий Поляков - страница 20: дескать, если все были такими ангелами, кто же пролил, так сказать, водохранилища крови? В ответ на него поглядели с недоумением, а на Тоню — с осуждением. Позже, видимо по требованию Полины Эвалдовны, разъяснительную работу Юрий Поляков - страница 20 с ним провел Валентин Петрович: порекомендовал собственному новенькому родственнику никогда больше не вмешиваться в чужую историю заболевания…

— Что ж для тебя, бедненькая, так с преподавателями не подфартило! — засмеялся Миша Дмитриевич Юрий Поляков - страница 20, качая Светку на ноге, как небольшую, но чувствуя кожей ее мокроватую женственность. — Одни зонты поганками называли, другие большевиков — гадами!

— Зато мне с тобой подфартило!

— Уверена?

— Уверена!

— Тогда запоминай, пока я живой: большевики — не гады, это Юрий Поляков - страница 20 люди, у каких всего больше: мозгов, власти, средств, злобы… Всего! В отличие от меньшевиков.

— Значит, ты — большевик?

— В определенной степени.

— А папочка мой, выходит, меньшевик. У него всего всегда было не много Юрий Поляков - страница 20. Потому мать и сердилась. Я ясно! — вздохнула Светка. — Чай?

— Зеленый…

— Жасминовый?

— Да!

Она вскочила с его колена, одним танцевальным прыжком оказалась около кухонного стола, включила электрочайник и, встав на цыпочки Юрий Поляков - страница 20, потянулась к полке за банкой с чаем. Осанка у нее была безупречная, талия узенькая, а ноги собранные. Отец желал сделать из дочери гимнастку, пару лет возил на занятия, пока не захворал, а мама Юрий Поляков - страница 20 пустила все на самотек, и спорт пришлось кинуть, хотя тренеры уговаривали, суля огромное будущее.

Миша Дмитриевич познакомился со Светкой случаем, когда в очередной раз приехал в институт выручать Алену. Ему Юрий Поляков - страница 20 позвонила Тоня и сказала, что дочь завалила сессию, ее отчислили, сделать ничего нельзя — приказ на подписи у ректора.

— Я для тебя за что плачу?! — закричал он в трубку.

— А за что ты мне платишь? — с Юрий Поляков - страница 20 насмешкой спросила бывшая супруга.

— Чтобы ты за дочерью смотрела!

— Значит, не достаточно платишь, — ответила она мерзким колхозным голосом и бросила трубку.

Разошедшиеся супруги, видимо, специально в 1-ое время становятся монстрами Юрий Поляков - страница 20. Они делают это, наверняка, чтоб уравновесить прежнюю доброту и давнишнюю, доходившую до глуповатого сюсюканья нежность. Конкретно мемуары о неплохом язвят и гложут больней всего. И эту память нужно уничтожить ненадобной, крикливой беспощадностью Юрий Поляков - страница 20. А позже, позднее, когда сегоднящая злость уравновесит былую нежность, наступит тупое успокоение, и родные некогда люди сумеют перейти к новым, бесстрастным, деловым отношениям…

В институте Свирельников с трудом отыскал куратора курса — молоденькую, бедно Юрий Поляков - страница 20 одетую даму с академической тоской во взоре. Она растолковала, что Аленка практически не появлялась на упражнениях весь семестр, потому до экзаменов ее не допустили и сейчас ничего уже нельзя сделать Юрий Поляков - страница 20.

— Совсем ничего? — уточнил Миша Дмитриевич.

Кураторша взглянула на его галстук, позже оценила глянцево черные, как кожа негритянской звезды, башмаки и задумалась. Он желал для полной уверительности выдернуть из рукава запястье и показательно взглянуть Юрий Поляков - страница 20 на собственный «Брайтлинг». Но позже сообразил: очень уж выставлять благополучие перед этим сирым ученым существом неблагопристойно и даже небезопасно. В ближайшее время ему все почаще приходилось сталкиваться с тривиальной классовой неприязнью, о существовании которой Юрий Поляков - страница 20 еще совершенно не так давно он и не подозревал. Даже родной младший брат, встречая его на пороге, кривился и гласил что нибудь наподобие: «Мам, иди сюда, наш буржуин пришел Юрий Поляков - страница 20!»

— Попробуйте побеседовать с Вадимом Семеновичем! — после долгого молчания тихо порекомендовала кураторша.

— А кто это?

— Ректор. Но к нему очень тяжело попасть… — объяснила она и взглянула так, точно ждала чаевых.

В свежеотремонтированную приемную, разительно не Юрий Поляков - страница 20 похожую на потрепанные университетские коридоры, Миша Дмитриевич вошел неотразимой поступью человека, мастерски умеющего входить в самые высочайшие кабинеты, без чего, фактически, в Рф неосуществим никакой бизнес.

— У вас новенькая прическа Юрий Поляков - страница 20? — с порога практически интимно спросил он неизвестную ему секретаршу.

— Да а… — зарделась она.

Не проявив никакой особенной проницательности (недавнешнее парикмахерское вмешательство в волосяной покров сходу оказывается на виду), он все же произвел на Юрий Поляков - страница 20 даму воспоминание, которым нужно было пользоваться как можно резвее, пока властительница приемной не сообразила, что перед ней обыденный, не имеющий никаких приемуществ гость.

— Один? — Миша Дмитриевич заговорщически кивнул на дверь.

— Да. Но Юрий Поляков - страница 20 Вадим Семенович… — Она потянулась к телефонной трубке.

— Не нужно! — предостерег Свирельников. — Это сюрприз! — И раскрыл дверь.

Кабинет роскошью так же отличался от приемной, как приемная отличалась от разваливавшихся прямо на очах университетских аудиторий. Вадим Юрий Поляков - страница 20 Семенович, седоватый, красномордый плейбой, был одет в ветреный клетчатый пиджак, совсем не вязавшийся с его одутловатой ряхой, густо изрезанной блудливыми морщинами.

«А он ведь еще небось и студенток портит Юрий Поляков - страница 20!» — поразмыслил про себя Свирельников, решительно приближаясь к ректору.

Тот недоуменно поднялся из вращающегося кожаного кресла. Лицо его приняло то особое, промежуточное выражение, какое случается у управляющих, когда к ним заходит неопознанный субъект Юрий Поляков - страница 20. Ведь сходу не определишь, кто пришел: бесполезный побирушка либо принципиальная, а то и проверяющая особа! Из этого срединного состояния лицо может одномоментно набрякнуть праведным гневом, а может, напротив, расцвесть радостью давно ожидаемой встречи.

— Свирельников Юрий Поляков - страница 20! — существенно отрекомендовался Миша Дмитриевич и протянул визитку. — Мы с вами, кажется, встречались в Академии Умственного Развития.

— Возможно, — настороженно кивнул ректор.

Академия Умственного Развития (АИР) была необычной, ни к чему не обязывающей шарашкой, где Юрий Поляков - страница 20 в качестве реальных членов числилось 10-ка два достаточно больших деятелей, а все другие академики и членкоры имели к умственному труду такое же отношение, как кучер Шопенгауэра к философии. Свирельников Юрий Поляков - страница 20 купил собственный златотисненый диплом за полторы штуки баксов да еще платил взносы — 200 баксов. За это его раз в год приглашали на банкет в Дом ученых, где можно было чокнуться с большим министерским начальником, астронавтом Юрий Поляков - страница 20 либо завести знакомство с таким вот вузовским хмырем, вроде этого ректора.

— Видите ли, Миша Дмитриевич, — осторожно начал Вадим Семенович, неприметно сверившись с визиткой, и его физиономия приняла выражение глубочайшей административной скорби. — Средства на Юрий Поляков - страница 20 ремонт нам, естественно, выделены. И я рад, что министерство приостановило выбор на вашей почетаемой организации. Хм, «Сантехуют»… Заглавие не плохое, оригинальное. Но ведь этих средств далековато не довольно. Вот, только Юрий Поляков - страница 20 начали, — он обвел робкой рукою кабинет, — и средства закончились. Потому до сантехники дело дойдет не ранее конца будущего года…

Произнеся это, ректор увидел, что дверь в комнату отдыха открыта и гостю отлично Юрий Поляков - страница 20 видна угловая сауна, также дорогая душевая кабина.

— Я, очевидно, имею в виду общеинститутский масштаб… — объяснил он.

«Ну жучила!» — на уровне мыслей восхитился Свирельников, а вслух произнес:

— Я понимаю! Средств на ремонт всегда Юрий Поляков - страница 20 выделяют меньше, чем следует. Но ведь в вашем институте обучаются малыши суровых родителей. Могли бы скинуться на благоустройство!

— Совершенно верно… — ректор опять сверился с карточкой, — Миша Дмитриевич! — И вдруг у него Юрий Поляков - страница 20 появилось колебание. — А вы, фактически, по какому вопросу?

— По личному.

— Точнее, пожалуйста!

— Вы собираетесь отчислить мою дочь — Алену Свирельникову.

— По моему, уже отчислили. — Вадим Семенович порылся в красноватой папке и вынул оттуда Юрий Поляков - страница 20 бланк с приказом, вправду подписанным. — М да, приди вы на час позднее, и ничего уже нельзя было бы сделать! Выслали бы в министерство…

— Значит, можно вернуть?

— Практически нереально. Ваша дочь демонстративно нарушала учебную дисциплину Юрий Поляков - страница 20, не посещала занятия…

— Может быть, ей просто не хотелось заниматься в таких… аудиториях? — улыбнулся Миша Дмитриевич.

— Это плохая шуточка! — покраснел ректор.

— А я не шучу! Я готов на данный момент же Юрий Поляков - страница 20 внести средства в родительский фонд реставрации института! — Свирельников демонстративно полез за бумажником.

— Минуточку, — встревожился Вадим Семенович. — Давайте я поначалу покажу вам хотя бы проект нашего нового компьютерного центра! — И он пристально Юрий Поляков - страница 20 поглядел в глаза гостю.

В его взоре сиял истязающий и тревожный вопрос, терзающий всякого аккуратного взяточника: брать либо не брать?

— Конечно, покажите! — кивнул Свирельников и обычно придал собственному взору даже не выражение, а Юрий Поляков - страница 20 неуловимый колер нежного сообщничества.

Ректор все сообразил, счастливо вздохнул, схватил со стола бумагу, карандаш и чиркнул четырехзначную цифру, позже вложил листочек в папку, протянул ее Свирельникову и деликатно отошел к окну Юрий Поляков - страница 20.

— Очень увлекательный проект, — молвил Миша Дмитриевич, шелестнув ксероксными страничками и вложив баксы.

— Правда ведь, увлекательный? — отрадно обернулся заботливый мздоимец.

— Чрезвычайно!

Вадим Семенович забрал проект, пролистал его для убежденности, позже взял в руки приказ Юрий Поляков - страница 20, тяжело вздохнул, порвал на четыре части и бросил в корзину.

— Заставьте вашу дочь обучаться! — практически жалобно попросил он, провожая гостя к двери. — Это небрежение образованием кончится цивилизационным крахом. Осознаете, Наша родина Юрий Поляков - страница 20 не сможет ответить на техногенный вызов времени! Представляете, чем это угрожает?

— Представляю! — вздохнул Миша Дмитриевич.

Из кабинета он вышел в отличном, всевластном расположении духа. Такое настроение бывало у него всегда, если удавалось выполнить намеченное, и Юрий Поляков - страница 20 не принципиально, что это — подписание большого договора либо точно рассчитанный, резвый проезд через гиблые московские пробки. Главное — сделать так, как желал!



yuridichno-pravova-robota-kakoj-minimalnij-razmer-ustavnogo-fonda-dlya-ooo.html
yurij-borisovec-v-kraevom-parlamente-est-zhelayushie-prisvoit-resurs-edinoj-rossii.html
yurij-hvan-celitelnie-uprazhneniya-sistemi-norbekova-prakticheskij-kurs.html