Юрий Поляков - страница 25

27

«М— да! — вздохнул Миша Дмитриевич. — 20 лет для мести не срок!» — и вдруг сообразил, что Эльвириному супругу сейчас за 50, а в сероватых «Жигулях» ездит совершенно юный юноша. Свирельникову сделалось неудобно перед Алипано вым за напрасные подозрения Юрий Поляков - страница 25, но перезванивать и разъясняться было совершенно уж неблагопристойно.

«Страха страшиться не надо!» — говаривал замполит Агариков.

Они подруливали к большенному редакционному зданию на Незапятнанных прудах. И домчались, нужно сказать, на удивление стремительно. Так Юрий Поляков - страница 25 время от времени бывает в Москве: в самый час пик пробки вдруг рассасываются непонятно почему — и летишь со свистом, как это было лет 40 вспять, когда водители всех ЗИЛов, колесивших по столице, знали Юрий Поляков - страница 25 друг дружку чуть не в лицо и даже по именам. Так говорил отец. Вобщем, на случай непробиваемых пробок у Свирельникова имелась особая «ксива», приобретенная у сурового генерала за штуку баксов и Юрий Поляков - страница 25 разрешавшая выезд на запасную полосу.

Газета «Столичный колокол» в прежние времена, когда она еще называлась «Столичной коммуной», занимала весь большой, с сильными пилястрами по фасаду и гигантскими дубовыми дверьми, сталинский Юрий Поляков - страница 25 дом, построенный очевидно из расчета на те отдаленные времена, когда выпестуется будущий, богоравный человек, которому и пригодятся эти четырехметровые двери. До этого в «Столичной коммуне» работало несколько сотен журналистов. От кованых снопозвездных Юрий Поляков - страница 25 ворот к входу было надо идти мимо выстроившихся в ряд глянцево черных «Волг», возивших ораву замов, завов и членов редколлегии. В этой газете служила после окончания института Тонина подруга Нинка Грибкова. Она Юрий Поляков - страница 25 время от времени приглашала Свирельниковых на закрытые просмотры, концерты и встречи с увлекательными людьми.

Миша Дмитриевич отлично помнил, как в один прекрасный момент Нинка вела их в актовый зал по коридорам мимо Юрий Поляков - страница 25 бессчетных кабинетов, откуда выскакивали суровые мужчины и деловитые дамы, одетые по преимуществу в кожу либо замшу, и мчались, кивая друг дружке на бегу, перебрасываясь шутками и непонятными словечками про запившую «свежую голову», про «козла», найденного Юрий Поляков - страница 25 прямо в подписной полосе, про скандал на какой то утренней «топтушке»… Свирельникову показалось тогда смешным, что вся эта ураганная суета происходит для того, чтоб завтра днем он получил газету, в Юрий Поляков - страница 25 какой и читать то, по совести, нечего. А если даже и прочтешь ее в метро от транспортной безысходности, то позже целый денек будешь таскать в душе жизнеутверждающую тоску, изнывая от неестественной Юрий Поляков - страница 25 корректности всего происходящего в Отечестве. Вобщем, после чтения сегодняшних газет директор «Сантехуюта» ощущал себя так, как будто переночевал в мусорном контейнере. Вот и решай, что лучше!

Шагая по памятным коридорам, Миша Дмитриевич Юрий Поляков - страница 25 нашел, что практически все помещения сейчас сданы в аренду различным конторам, о чем докладывали бессчетные вывески и таблички:

Бюро пылающих путевок

«Гвадалквивир»

Центральный совет общества

«Любителей морских свинок»

Массажный кабинет

«Вечная молодость»

Столичное отделение Всероссийской партии потерпевших Юрий Поляков - страница 25 пешеходов (ВППП)


В поисках исчезнувшей редакции Свирельников достаточно длительно блуждал по этажам и даже набрел на большой актовый зал, где сейчас помещался склад итальянской обувной компании «Карло Фунголини». Обладателя этой компании Свирельников Юрий Поляков - страница 25 знал: «Сантехуют» обновлял ему в центральном кабинете места общего использования. Конечно, никаким итальянцем тот не был, а в прошлой жизни работал товароведом обувного магазина в Ногинске и 1-ые свои средства сделал на перепродаже Юрий Поляков - страница 25 ввезенного недостатка. Размышляя о жизни, Миша Дмитриевич как то сделал вывод, что социализм от капитализма отличается только количеством недостатка. При социализме недостатка до хрена: икра, авто, книжки, квартиры, водка, обувь… При Юрий Поляков - страница 25 капитализме только один — средства. Зато их отсутствие превращает в недостаток полностью все. Потому социализм все таки гуманнее.

Затевая свое дело, ногинец осознавал, что русского потребителя, вялого от продукции фабрики «Буревестник», необходимо заманить Юрий Поляков - страница 25 чем то вызывающе ввезенным, лучше итальянским, потому что на прежнем ботиночном рынке самой дефицитной и знаменитой была конкретно итальянская обувь. Поначалу ему пришла в голову фамилия Фунголини, которую знал хоть какой труженик прилавка Юрий Поляков - страница 25, почаще других достававший билеты на закрытые просмотры в Дом кино, где часто крутили киноленты этого знаменитого режиссера, катастрофически зарезанного хахалем. Имя выкарабкалось еще резвее: Карло. Почему? Тем, кто всю Юрий Поляков - страница 25 жизнь вкалывал, как Папа Карло, объяснять не надо. Так и появилась на свет сеть итальянских обувных магазинов «Карло Фунголини».

В конце концов Миша Дмитриевич отыскал и редакцию «Столичного колокола», занимавшую сейчас всего несколько комнат на Юрий Поляков - страница 25 четвертом этаже. Навстречу ему попался очкарик, который нес свежайший оттиск полосы, держа за углы и потряхивая им, точно матадор красноватым плащом.

— Где Порховко? — спросил Свирельников.

— У себя! — ответил очкарик Юрий Поляков - страница 25 и, взмахнув оттиском прямо перед физиономией вопросительного гостя, роскошно выгнулся и обошел директора «Сантехуюта», как будто быка.

— Где у себя?

— Там!

«Там» размещалась тесноватая приемная. Молодая секретарша, вооружившись красноватым маркером, изучала толстую маркетинговую газету Юрий Поляков - страница 25, обводя кружками достойные внимания объявления.

— У себя? — спросил Миша Дмитриевич.

— Занят.

— Я Свирельников. Меня просили срочно приехать.

— А а… Ну зайдите!

В кабинете, обставленном по предпоследнему слову офисной моды, никого не было Юрий Поляков - страница 25. Свирельников осмотрелся: в углу, в плексигласовом параллелепипеде, покоилось темно малиновое бархатное знамя со златотканым ленинским профилем, врученное коллективу редакции к какой то круглой дате лет 20, наверняка, вспять. На стенке, над широким редакторским Юрий Поляков - страница 25 столом, висел большой поясной портрет убиенного царя мученика Николая Александровича, который, как будто шпион, собравшийся на встречу с резидентом, держал под мышкой свежайший номер «Столичного колокола». Здесь же, с боковой Юрий Поляков - страница 25 стороны, в золотой рамке красовался диплом «За честь и мужество», подписанный самолично Ельциным. А чуток ниже, на полочке, и тоже под стеклом, содержался кусочек фанерованной панели, прошитый автоматной очередью.

В 93— м «Столичная коммуна», резко Юрий Поляков - страница 25 протестуя против антидемократического парламентского бунта, переименовалась в «Столичный колокол» и интенсивно поддержала президента, напечатав, а именно, известное коллективное письмо народных артистов СССР «Свобода крови не опасается!». После чего, как говорят понимающие люди, Ельцин Юрий Поляков - страница 25 воодушевился и со словами «Культура за нас!» отдал приказ раздубасить Верховный Совет из танков. В отместку красно коричневые побили в редакции окна и даже забросили внутрь бутылку с зажигательной консистенцией, которая отвратно Юрий Поляков - страница 25 разила, но почему то не горела. ОМОН получил приказ стрелять на поражение. Но в те роковые деньки на угнетение бунта в Москву собрали милицию со всей страны; к редакционному зданию пригнали Юрий Поляков - страница 25 калужских ребят, одетых в камуфляж и бронежилеты. В Калуге же на 3-ий год реформ жизнь разумеется ссобачилась, и омоновцы в душе соболезновали взбунтовавшемуся парламенту, но обязаны были подчиняться начальству: семьи Юрий Поляков - страница 25 то нужно подкармливать. Прибыв к месту происшествия, они, конечно, на поражение стрелять не стали, а для острастки полоснули из акээмов над головами мятежников так, чтоб и приказ выполнить, и не пролить дружескую кровь Юрий Поляков - страница 25. Красно коричневые организованно отступили, посылая проклятья в адресок нетрезвомыслящего президента и одетых в военную форму предателей народных интересов.

Одна из очередей, как на грех, и залетела в кабинет головного редактора. Да еще омоновцы Юрий Поляков - страница 25, огорченные собственной неправотой, дали по шейке собкору «Столичного колокола» Строчковскому, выбежавшему их благодарить. Собкор потом за побои, списанные, очевидно, на противников демократии, получил от Американской Академии Прессы почтенное звание «Жертвы правдолюбия». С того Юрий Поляков - страница 25 времени в Отечестве он бывает только наездами, колеся по миру с лекциями о том, как тяжело и небезопасно в варварской Рф работать журналистом.

Всю эту историю Свирельников знал доподлинно с ее реалистической Юрий Поляков - страница 25 подноготной, так как в те деньки снимал по соседству, в издательском корпусе, складское помещение под сантехнику, да еще располагал в «Колоколе» рекламу, сочиненную Тоней, которая в школьные годы писала стихи:

Если Юрий Поляков - страница 25 не течет вода.

Унитаз испорчен,

Позвоните к нам сюда.

Будем рады очень!

Здесь открылась неприметная дверь. Из комнаты отдыха, облегченно улыбаясь, появился Порховко, поседелый, румяный парубок в смокинге и бабочке. Как и большая Юрий Поляков - страница 25 часть основных редакторов, он вел жизнь фуршетного скитальца. Когда то его по ротации из газеты «Запорожский комсомолец» взяли на работу в аппарат ЦК ВЛКСМ, а оттуда перед самой Перестройкой бросили крепить Юрий Поляков - страница 25 и оздоровлять «Коммуну», погрязшую в столичной групповщине, сибаритстве и потаенном фрондерстве. Потомок переметчивых сечевиков стремительно освоил столичную групповщину, сибаритство, также потаенное фрондерство, облагородив его извечной неприязнью к москалям, — и поэтому прижился в газете Юрий Поляков - страница 25.

Свирельников познакомился с ним на вернисаже в салоне «Экскрем Арт», где выставлялись именитые живописцы, использовавшие по творческой нужде не масло, гипс либо глину, но только какашки, оставленные самыми различными живыми Юрий Поляков - страница 25 созданиями — от мышки до слона. «Колокол» был информационным спонсором «Экскрем Арта», славящегося своими обалденными фуршетами, а Свирельникову как обладателю «Сантехуюта» обычно присылали приглашения, видимо, из-за профильной солидарности.

— Ну, наконец то! Еще полчаса — и Юрий Поляков - страница 25 я бы подписал номер! — произнес Порховко, глянув на часы.

— А что случилось?

— Ты разве ничего не знаешь?

— Нет. Секретарша передала, ты просил срочно приехать.

— Когда передала?

— Час вспять, — соврал Юрий Поляков - страница 25 Миша Дмитриевич.

— Уволь секретаршу! Я тебя 2-ой денек разыскиваю! В конце концов, для тебя необходимы «Фили» либо мне?

— Да в чем дело то?

— Смотри и помни мою доброту!

С этими словами Порховко снял с Юрий Поляков - страница 25 гвоздика свежайшую полосу и положил на стол. Подвалом под рубрикой «Скандалы» был разверстан большой материал «Сантехнический триллер». Пробежав очами текст, Свирельников сообразил, что идет речь о давнешней истории с обрушившимся бассейном, который его Юрий Поляков - страница 25 компания установила в восьмикомнатной квартире 1-го звездного певца, известного не столько голосом и репертуаром, сколько неизменными, мучительными сменами сексапильной ориентации, о чем, как о сенсации общецивилизационного масштаба, временами вещала вся «желтая Юрий Поляков - страница 25» пресса. Вобщем, одна из его песенок некое время была по правде очень популярна, и ее крутили практически на каждом шагу. В ней пелось о транссексуалке, которая, увидав на улице шагающий взвод, с Юрий Поляков - страница 25 ласковой грустью вспоминает свою мужскую армейскую молодость:

Я тоже подымалась по тревоге,

Я на плече носила автомат,

Но снились вам девчонки недотроги,

А мне — наш неулыбчивый комбат.

…Через месяц перекрытия не выдержали или Юрий Поляков - страница 25 самого бассейна, или набившихся в него участников именитых на всю Москву оргий. Из трещинкы вода потоком хлынула в нижнюю квартиру, где обитал тоже очень пользующийся популярностью человек — узнаваемый правозащитник и член Юрий Поляков - страница 25 комиссии по помилованию. Вся страна знала и уважала этого кристально добросовестного бессребреника, лет пятнадцать попорядку появлявшегося на телеэкранах в одном и том же обтрепанном пиджачишке, застиранной сорочке и черном галстучке со Юрий Поляков - страница 25 стеклярусным узором, какие в шестидесятые годы носила провинциальная гуманитарная интеллигенция. Правозащитник востребовал выплатить ему цена испорченного водой узорного паркета, набранного из семидесяти 6 ценных пород деревьев, включая карельскую березу, паросский кипарис и розовый ливанский Юрий Поляков - страница 25 сандал. Певец, живший тогда с пользующимся популярностью адвокатом, переадресовал претензии к фирме «Сантехуют», типо не выполнившей нужных расчетов, но Волванец тоже не напрасно ел собственный хлеб: он вчинил иск с Юрий Поляков - страница 25 компенсацией вреда строительной фирме «Домедика», не обеспечившей элитный дом надежными перекрытиями. Но «Домедика», не будь дурочкой, объявила в суде, что по всем инженерным расчетам пол тяжесть бассейна был должен выдержать, и перевела стрелки Юрий Поляков - страница 25 на Очаковский завод железобетонных изделий, поставлявший стройматериалы. Завод в ответ востребовал провести следственный опыт: другими словами опять наполнить бассейн водой и высадить туда столько же людей, сколько купалось в нем на момент катастрофы Юрий Поляков - страница 25. Но от проведения опыта наотрез отказался правозащитник, который уже вернул уникальный паркет и даже добавил в гостиную инкрустацию из индонезийского палисандра. Но компенсацию он продолжал добиваться с маниакальной принципиальностью, характерной всем Юрий Поляков - страница 25 бессребреным правозащитникам.

В сути, ничего такового уж ужасного в этой публикации не было, если б в эти деньки не решался вопрос с подрядом на «Фили». Ну, напечатали бы через неделю в «Вечерке» статейку о Юрий Поляков - страница 25 том, откуда у умеренного правозащитника со стеклярусным галстуком средства на таковой пол, какой, наверняка, не мог для себя позволить даже висячий на стенке сударь правитель. И пусть отмазывается! Но Порховко, сволочь Юрий Поляков - страница 25, все правильно высчитал: конкретно на данный момент, когда решается вопрос с договором, лучше, чтоб про тебя вообщем ничего не докладывали в газетах — ни неплохого, ни отвратительного. Напишут мерзость — бюрократы сходу забеспокоятся Юрий Поляков - страница 25: если пресса ругает, как следует, тебя кто то, могучий, очень не любит. Как следует, нужно на всякий случай взять с тебя побольше. А если вдруг расхвалят — бюрократы решат, что ты сам Юрий Поляков - страница 25 и проплатил. Ну, вправду, станет обычный журналист хвалить либо разоблачать задаром? Ясно: не станет. У него других дел много.

А для чего ты, спрашивается, пробашлял? Означает, у тебя задачи. А если препядствия, брать с тебя Юрий Поляков - страница 25 нужно в два раза либо в три раза!

— Как? Очень? — самодовольно спросил главный редактор, дождавшись, пока Миша Дмитриевич осилит материал.

В статье правда и вранье переплелись с таковой достоверной виртуозностью Юрий Поляков - страница 25, что по прочтении «Сантехуют» хотелось убить, стереть с лица многострадального нашего Отечества. В особенности удалась концовка: «Как жалко, что до сего времени нет большущего унитаза, куда можно было бы ссыпать всех этих сантехнических мошенников Юрий Поляков - страница 25, надавить рычаг смыва и жить тихо!»

— Ну и гад же ты, Порховко! — упрекнул Свирельников. — Здесь же все переврано!

— Ты можешь это обосновать?

— Легко! — Миша Дмитриевич вытащил и отсчитал 10 стодолларовых бумажек.

— Ты за Юрий Поляков - страница 25 кого меня принимаешь? Убери на данный момент же! Директор «Сантехуюта» вздохнул и добавил еще 5 купюр.

— Ты меня разве не сообразил? — начал показательно свирепеть Порховко.

— Это гуманитарный взнос…

— Да на хрена Юрий Поляков - страница 25 мне твой гуманитарный взнос!

— А что для тебя необходимо?

Главный редактор встал, прошелся по кабинету, как то в особенности задержавшись около диплома «За честь и мужество». У Свирельникова появилось плохое предчувствие: либо Юрий Поляков - страница 25 управляющий «Колокола» вдруг стал кристально честен, что маловероятно, либо он — вероятнее всего — решил подогреть «Сантехуют» по настоящему!

— Тут к нам побратимы из «Филадельфийского колокола» прилетали, — после обширного молчания начал Порховко. — Журналисты Юрий Поляков - страница 25. Знаешь, по сопоставлению с моими писаками просто дебилы. Вообщем умопомрачительно тупая цивилизация! Мы на 5 голов выше! Но вот ты растолкуй: если мы такие умные, почему у нас всегда грязные сортиры? Даже на Красноватой Юрий Поляков - страница 25 площади! Почему они собственных негров и краснокожих приучили не гадить мимо? А мы, наследники Толстого и Достоевского, никак сами не научимся? Поверишь, просто готов был через землю провалиться! Прямо нездоровой прогуливался. Ты Юрий Поляков - страница 25 меня сообразил?

— Понял, — кивнул Миша Дмитриевич, горестно поняв, что снятие статьи из номера обойдется ему еще дороже, чем он рассчитывал.

— Вот и отлично! — Порховко надавил кнопку селектора. — Людочка, Леню ко мне Юрий Поляков - страница 25. Стремительно! — Позже оборотился к Мише Дмитриевичу: — Ты сейчас в польское посольство идешь?

— А что там?

— Прием в честь юбилея разгрома москалей или под Конотопом, или еще где то… Запамятовал.

— Нет, не иду Юрий Поляков - страница 25.

— Зря! Вся интеллигенция будет. И стол у их всегда неплохой. Не то что у французов. Запредельные жмоты: икру искусственную подают. Представляешь?

— Лучше всего в белорусском посольстве подкармливают.

— Это — да. Но к ним Юрий Поляков - страница 25 ходить неблагопристойно. Западники выяснят — ни на один прием больше не позовут.

Появился Леня, толстенький бородач, судя по нахмуренной озабоченности, ответственный секретарь. В руках у него был рабочий оттиск газетной полосы.

— Снимаем из номера Юрий Поляков - страница 25 «Сантехнический триллер»! — распорядился Порховко.

— Поздно. Полоса подписана! — произнес тот как отрезал.

— Поздно, брат! Извини! — развел руками главный редактор, виновно смотря на пострадавшего. — Было надо ранее приезжать!

— Неужели ничего нельзя сделать? — как Юрий Поляков - страница 25 можно жалобнее спросил Свирельников, понимая: все это разыгрывается нарочно, чтоб, так сказать, оправдать будущие издержки.

— Лень, я тебя умоляю! — проникновенно попросил Порховко.

— Нарушение графика… — уже мягче сделал возражение ответсек.

— Слушай! Нужно людям Юрий Поляков - страница 25 посодействовать. И они нам посодействуют.

— Сушилки для рук поставите? — уточнил ознакомленный Леня.

— Поставим! — кивнул Свирельников.

— С фотоэлементом?

— С элементом.

— Ладно, что нибудь придумаю! А что заместо?

— Рекламу? — представил Порховко.

— Ага, где я Юрий Поляков - страница 25 возьму рекламу в 5 часов вечера?

— А что есть из «заиксованного»?

— «Аспирин Смерть».

— Это про «Союзфармимпорт»? — спросил главред, нахмурившись специально для Свирельникова.

— Да, про «фармаков», — кивнул ответсек, подыгрывая. — Стршный материал. Аспирином, оказывается, тещ Юрий Поляков - страница 25 травить можно.

— А что, эти грамотеи так и не позвонили?

— Нет.

— Ставь! — отдал приказ Порховко. — Черт с ними! Завтра будут плакать!

— Рекламу им сделать желаете? — улыбнулся Свирельников, намекая на то, что происходящий в Юрий Поляков - страница 25 кабинете спектакль ему понятен.

— Почему рекламу?

— Ну, про тещ… Все побегут брать.

— А а! — Порховко засмеялся. — Отлично произнес! — И строго повторил приказ: — Ставь!

— Мало. Дырка остается!

— Что предлагаешь?

— «Путеводитель по эрогенным зонам Юрий Поляков - страница 25. Подмышки».

— Валяй подмышки! — рассмеялся главред. — Снимок поставили?

— Поставили! — кивнул Леня и расстелил на столе рабочий оттиск.

— Хорошо. Иди!

Это была 1-ая полоса с большой шапкой, подпирающей логотип: «Берлинское сафари: было либо не было?» На Юрий Поляков - страница 25 снимке, изготовленном очевидно ночкой, темнел вооруженный силуэт, загадочной невнятностью напоминающий любительские фото лохнесского чудовища. Из нескольких строк объяснительного текста, которые успел ухватить Свирельников, следовало, что Подберезовский в Лондоне в конце концов Юрий Поляков - страница 25 выполнил давнишнюю опасность и обнародовал разоблачительный снимок. Ход, что и гласить, превосходный! Будь силуэт хоть незначительно похож на президента, можно обосновывать: подделка, провокация, установка! А когда имеется только сероватое пятно, смахивающее Юрий Поляков - страница 25 на неизвестного человека с ружьем, оправдывайся до хрипоты — никто не поверит, да еще произнесут: «А что это он так беспокоится, если это не он?» Да и промолчать тоже нельзя. Все поразмыслят: «Ишь ты, вызнал Юрий Поляков - страница 25 себя и затих — пережидает!» М да а, политика…

— Из Кремля не звонили? — с легким ехидством спросил Свирельников, знавший, как и все другие, что «Колокол» через подставных лиц контролируется самим Юрий Поляков - страница 25 Подберезовским.

— Не а! — усмехнулся в ответ Порховко.

— А позвонят — чего попросишь?

— Свободы слова! — заржал главный редактор и погрустнел. — Время от времени охото взять акээм, всех пострелять, а позже и само застрелиться. У тебя так не Юрий Поляков - страница 25 бывает?

— Бывает, — кивнул Миша Дмитриевич.

— Выпьем?

— Нет… Я вчера…

— Такого ты еще не пил! 30 лет. Номерной резерв!

— Ну, давай — чуть чуть…

…Выйдя из кабинета головного, Свирельников по пути заглянул в Юрий Поляков - страница 25 туалетные комнаты и сообразил, что «Колокол» нагрел его штук на семь.



yurij-kruglov-aka-drakon-v-palto.html
yurij-pahomov-beloj-nochyu-u-zaliva-stranica-13.html
yurij-polyakov-stranica-12.html