Юрий Сергеев - страница 8

2
Современная старательская артель — мощнейший колхоз со своим председателем, бухгалтерией, счётом в банке и членами правления. Только колхоз этот ничего не сеет, а убирает сбор, просыпанный Богом и надёжно упрятанный чертом.

Есть такая легенда, что Бог Юрий Сергеев - страница 8, когда развозил по Земле сокровища, ненамеренно рассыпал над Якутией собственный мешок, да так и не собрал. Самое горячее время у старателей — лето, и, нежели учитывать, что эти края теплом Юрий Сергеев - страница 8 обделили, жатва в тайге рассчитана по минуткам.

Артелям устанавливают твёрдый план, незначительно помогают техникой, а остальное находится в зависимости от хватки председателя, разворотливости его помощников и сезонных рабочих.

Его величество Фарт, как и в Юрий Сергеев - страница 8 давнешние времена, правит на участках. Лоток и проходнушку давнешних копачей заменила новенькая техника.

Чёткая организация работ, стальная дисциплина, сухой закон, исполнительность, на теоретическом уровне обоснованная фортуна, наука горного дела — вот этих лошадок Юрий Сергеев - страница 8 и запрягают в полевой сезон.

Мнутся у всех в кармашках тонкие корочки «Удостоверения старателя» с недлинной выпиской из Уголовного Кодекса:

«Статья 93... Хищение муниципального либо публичного, в особо больших размерах, имущества Юрий Сергеев - страница 8, независимо от метода хищения (статья 89-93), — наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества, со ссылкой либо без такой либо смертной казнью с конфискацией имущества».

У испытанных людей есть ещё «Допуск Юрий Сергеев - страница 8» к золоту. А с ним и является шанс, величавый соблазн взять пару кг матового шлиха, обрести неожиданное достояние.

Других не стращают предусмотренные законом санкции. Рискуют утаить, да не пьют Юрий Сергеев - страница 8 шампанского. Скользкий этот металл. Уж ни покоя, ни роскоши они не имут, только ужас и смятение.

Семён Ковалёв много слышал о старателях, об их работе, более трудной и увлекательной.

Сдерживала геология. И всё же, он Юрий Сергеев - страница 8 попал в старатели, попал ненамеренно. Работал много лет основным инженером геологоразведочной партии, да вдруг, сорвался и разнёс в пух начальство экспедиции на собрании.

Правда — палка о 2-ух концах. На 1-ый случай ему Юрий Сергеев - страница 8 попробовали вкатить строгача, отыскали повод снизить в должности, а когда прямо произнесли, что ожидают только ЧП у него на работе, чтоб изгнать, Семён счёл разумным не ожидать чужой неудачи Юрий Сергеев - страница 8 с ними совместно.

Уволился по окончании трудового контракта. Надоело ловить на для себя косые взоры и улыбки. Он начал, другие продолжат!

Недолго чинушам из экспедиции строить для себя теплицы за казённый счёт, отбирать Юрий Сергеев - страница 8 со складов ОРСа недостаток, входить в магазины с подсобки.

Недолго им ещё принимать на дому крафтовые мешки с мясом, копчёной рыбой и иной труднодоступной другим благодатью, оделять друг дружку «блатными» оковёвками. Он утомился Юрий Сергеев - страница 8, но сейчас их бесчинств уже не утаить.

Шёл Семён в контору с заявлением, бодрясь и успокаивая себя. Работу поменять — это бы ничего, легко найти новейшую, но где отыскать друзей, которых оставляешь? А Юрий Сергеев - страница 8 означает, теряешь насовсем.

Сколько шишек набьёшь в новых знакомствах, пока не встретишь того, кому можно поведать всё. Заявление в кармашке пиджака жгло душу раскаяньем за мальчишескую поспешность...

А слабаком его тяжело именовать. Заматеревший Юрий Сергеев - страница 8 тридцатилетний супруг, крутоплечий и высочайший, приноровился малость сутулиться, смущаясь собственной мощи, глядит хорошим и волооким взором.

Просто сходится с людьми, работать приучен с юношества безотдыхно и азартно. Вот и Юрий Сергеев - страница 8 весь Сёмка Ковалёв.

С унылыми думами пробрался он на 2-ой этаж экспедиции и забрёл, по привычке, в производственный отдел. Сколько тут выкурено сигарет в текучке работы и спорах, сколько выбито материалов и запчастей Юрий Сергеев - страница 8 для партии!

Неужто в последний раз скрипнет издёрганная дверь, и он увидит загнанного и прокопчённого табачным дымом, как донская чехонь, начальника ПТО Павла Альбертова?

Худенький и подвижный, с широкими залысинами над нахмуренными бровями Юрий Сергеев - страница 8, тот посмотрел на вошедшего и приветливо улыбнулся. Стол начальника — филиал архива.

Проекты на подпись и проверку, радиограммы, сводки, отчёты и невесть ещё какой картонный хлам с визами «к срочному исполнению» кучились в таком Юрий Сергеев - страница 8 хаосе, что загнанный вид Альбертова вызывал жалость и уважение.

Семён нерешительно тормознул у порога, приметив в кабинете незнакомца.

— Проходи, проходи, — позвал рукою владелец стола и смахнул со стула в угол кучу Юрий Сергеев - страница 8 каких-либо бумаг, — садись. Познакомься. Перед тобой живой мамонт золотой индустрии, мой старенькый друг, председатель артели старателей «Салют».

Небережно развалясь, влитый в неплохой костюм-тройку, посиживал у стола приземистый и Юрий Сергеев - страница 8 плотный старик. Выворачивался из-под изжёлта-седого чуба широкий лоб. Усталые глаза на миг внимательно схватили вошедшего и саркастически зажмурились.

— А нам нечего знакомиться, я за ним 3-ий год присматриваю, — осипло забасил гость Юрий Сергеев - страница 8, — это Сёмка Ковалёв, за ним и приехал. Прослышал, он на золоте поработать желает. Вашей конторе такие не подходят, это — мои ребята. Мои-и...

— Не заливай, Влас Николаевич, мы его не отпустим, буровик и производственник Юрий Сергеев - страница 8 толковый, — вступился Альбертов.

— Поэтому и трясся двести вёрст в легковой, что толковый. На сессии райсовета Семён докладывал один раз, когда был депутатом. Безбашенно, а деловито. Грех было не взять на Юрий Сергеев - страница 8 заметку. Заявление им написал? — по-волчьи, всем туловищем обернулся к сидячему и снова сощурил глаза, как кот на солнышке.

— Вот, принёс, — озадаченно достал Ковалёв из кармашка сложенный в четыре раза листок Юрий Сергеев - страница 8.

— Дай сюда. С начальником вашим решать буду. Подпишет, как миленький. Ты его на собрании шибко заморил, да я ещё навалюсь, подпишет. Отпустить работника на золото должна неважно какая организация. Это — строчный закон Юрий Сергеев - страница 8.

— Вы что? Уже условились заблаговременно, — опешил такому напору Павел, — у него партия разворачивается, работы пропасть.

— Добросовестное слово, я его 1-ый раз вижу. Доклад, правда, был, но ведь, прошло столько времени! — развел руками Ковалёв Юрий Сергеев - страница 8.

— Меня зовут не Его, а Петров Влас Николаевич, — оборвал его старатель, — запомни! Неделю ещё побудь здесь и приезжай в Алдан, не пожалеешь. Кадры, Павло, вещь одичавшая, за ними нужно охотиться и собачий нюх иметь Юрий Сергеев - страница 8, — Петров пожал руку Семёну, Альбертову, просто встал и звучно хлопнул дверцей.

— Каскадёр, артист... Откуда он вызнал, что ты припёрся с заявлением? Ну и разведслужба у старика! Не успеем чего Юрий Сергеев - страница 8-нибудть на склад завезти излишнего, он уже здесь. У механика сейчас машину запчастей к бульдозерам выторговал. Так откуда он знает про заявление, только не темни?

— А шут его разберёт! — пожал Ковалёв плечами. — Но Юрий Сергеев - страница 8 с ним бы я поработал, этот мужчина притягивает, знает, что желает.

— Если Петров не разыграл, а он мастер на такие штуки, то для тебя крупно подфартило. Попасть к нему на работу — нелёгкое дело Юрий Сергеев - страница 8. Движутся со всего света, а берёт из новых единицы. Да-а... Динозавр. Нюхом чует фортуну. Во время войны был директором большого прииска.

— Сколько же лет он на золоте?

— Да кое Юрий Сергеев - страница 8-где, за 40. Хозяйская хватка у Деда отменная. Любит риск, слабенькое начальство не почитает, как и ты. Вот за это его время от времени и давят, палки в колёса суют. А ему — всё до Юрий Сергеев - страница 8 фени. Прёт напролом да золотом правду свою утверждает. Если б не бронь в войну — быть бы ему генералом. 5 рапортов писал — не взяли. Металл был нужнее.

— Уговорили. Поеду в Алдан, — вскинулся заинтригованный Семён Юрий Сергеев - страница 8, — попробую...

— Поезжай, поезжай, раз уж здесь невмочь. Как он умеет подчинить самых различных по нравам и делам людей? Диву даюсь! — снова сбился на собственного друга Альбертов. — Сожмёт их в кулак, мыслью собственной запалит Юрий Сергеев - страница 8 и бросит на выполнение еще одного плана.

Сам не дремлет в работе и никому продыху не даёт. Принудит он тебя мыслить категорично и экономически уместно. Конкретно принудит. Нам бы такового управляющего — гораздо Юрий Сергеев - страница 8 меньше девизов, побольше дела.

Этот Божий дар реального предводителя Дед отшлифовал жизнью и пользуется им творчески. Возлюбленный лозунг — слова Ломоносова: «Много есть подходящих дел, но горное дело — искусство!» Советую для тебя покрутиться Юрий Сергеев - страница 8 под его началом, многому научишься и почти все поймёшь. Резок в гневе, но это терпимо, так как стремительно отходит. Тяжело поладить с ним, ох тяжело!

— Поладим. А где моет артель? В каких Юрий Сергеев - страница 8 местах?

— У него 5 участков, раскиданы по большой местности, а золото берёт. Даже рядом с Алданом, где все перемыто по 10 раз, в прошедшем году взял хорошо. И где?! На террасе в дражных припасах. Над Юрий Сергеев - страница 8 ним всё лето скептики глумились, что затеял пустое дело, а он знай для себя всё пески выкучивает.

А под осень как отдал съёмки, сходу смолкли. Объёмами, тяжело, но взял Юрий Сергеев - страница 8 своё. Ты вот увидел, что он тут посиживал и крутил в пальцах карандаш?

— Нет, не направил внимания...

— Битый жизнью старик, все свои планы пропускает через расчёты, прикидывает выгоду. Если числа не демонстрируют её, никакой Юрий Сергеев - страница 8 комбинат не принудит взяться за безнадёжное дело. Риск-то и не небезопасен, если с трезвым расчётом на него идти. Не так, как у нас иногда: поначалу делаем, а позже за голову хватаемся, сколько Юрий Сергеев - страница 8 ухлопали средств.

Я бы и сам к нему ушёл, да жалко кидать геологию, всю жизнь ей служу. И нрав у меня не ваш с Дедом, хоть и накипело снутри, а боязливо Юрий Сергеев - страница 8 молчу, вдруг съедят. Для чего мне это. До пенсии два года. А ты молодец, верно выступил. Плесень-то поползла, завоняло.

До Алдана Семён ехал на попутке. Давил под колени старенький Юрий Сергеев - страница 8 чемодан. В кабине метался надрывистый вой дизеля КрАЗа, было горячо и накурено. Дребезжали стёкла видавшей виды машины, медлительно уползала вспять заснеженная, пустая и черная тайга.

Перевалы, спуски, тягуны подъёмов, мелкие посёлки у Юрий Сергеев - страница 8 тракта, и снова течёт под капот расхлёстанная колёсами дорога. Чернявый шофёр сонно моргал сморенными очами, напевал заунывные песни без конца и начала.

Вымотался, бедняга, в рейсе и тянул в гараж на пределе сил. То Юрий Сергеев - страница 8 и дело выдёргивал из мятой и грязной пачки сигарету, слепо тыкал ею в губки и снова спрашивал время.

— Домой спешишь? — взялся его разговорить пассажир.

— В общагу шоферскую. Душ и кровать. Третьи Юрий Сергеев - страница 8 день толком не сплю. То прокладку менял, то рессору, два баллона лопнули. Житуха!

— Приезжий?

— Для тебя не всё равно? — покосился шофер.

— Спишь за рулём. Приезжий... Силы не высчитал в рейсе. Местные так не Юрий Сергеев - страница 8 надрываются. Тех, кто рвёт копейку, обзывают алиментщиками. Давай я поведу, подремай.

— Вот даёт! Губки раскатал. Да у меня в кузове груза тысяч на пятнадцать. Грохнешься в обрыв, а мне позже безвозмездно Юрий Сергеев - страница 8 колесо крутить?

— Давай, давай. Вот права, в армии на таком керогазе гонял. Не страшись, довезу твои тысячи в сохранности.

— Спрячь бумажки. Пересаживайся, посмотрю, а то и вправду в кювет нырну. Глаза уже не Юрий Сергеев - страница 8 лицезреют.

Поменялись местами. Машина достаточно гаркнула, хватанув вволю солярки, и заспешила. Резвее потекли придорожные кустики на обочинах.

— Не гони шибко, скорость на спусках вылетает, — шофёр искоса смотрел за действиями ненамеренного добровольца, — вроде Юрий Сергеев - страница 8 и впрямь могёшь, по перегазовочке вижу. Вали далее, я малость подремлю.

— А семья-то где? По общагам отираешься.

— Машину забрал, сейчас до супруги добирается, вот люд! Небось тоже спец по шофёрским жёнам Юрий Сергеев - страница 8? — невесело и сонно ухмыльнулся шофёр.

— Увели, что ли?

— Сам увёлся, друг заработками сманил в эти края. Не кувыркнись на поворотах да разбуди перед городом, там друзья из ГАИ могут нас не Юрий Сергеев - страница 8 осознать.

— Спи, спи.

Скрепел, кряхтел КрАЗ на ухабах, утробно и тягуче вопил, выбирая фонарями колею. Прошедшая жизнь Ковалёва утекала под колёса, ожидали впереди новые тягуны и спуски, крутые повороты судьбы.

Руки прочно держали Юрий Сергеев - страница 8 баранку, а глаза цепко наблюдали за ходом машины. Горько и больно вилась в голове идея о брошенной работе в геологии...

К городку подкатили на рассвете. Под слоистым дымом от котельных и печных Юрий Сергеев - страница 8 труб блекли огоньки зажатого сопками жилища. Большущая, вся в лампочках, как разлапистая ёлка, готовилась к промывке драга.

В свете прожекторов суетились люди, мигала сварка, ползали вокруг бульдозеры, расчищая от снега полигон. В полнеба Юрий Сергеев - страница 8 разлилась заря, застывший милиционер у будки ГАИ похлопывал рукавицами по краям и подпрыгивал. Изо рта вырывался пар от дыхания. Холодно.

Улицы городка обросли непривычными для этих мест тополями. Проступили через их нагие Юрий Сергеев - страница 8 кроны тёмные дома, очевидцы эры первых пятилеток.

В центре поднялись высотные каменные строения. Два ресторана, вечно пустой рынок, небольшой аэропорт на окраине да перекосившаяся гостиница.

Вот и весь Алдан. Город, рождённый Юрий Сергеев - страница 8 золотом в двадцатые годы, выросший из землянок малеханьких артелек старателей, разгула искателей фарта, бочкового спирта, лихих кутежей и адской работы, неописуемых легенд и умопомрачительных съёмок (на 100 метров ручья, брали тонну Юрий Сергеев - страница 8 золота), бурных переплетений судеб, подземных шахт, рёва замерзающих верблюдов и первых электронных драг, — денежный цех страны.

От старого строения комбината «Алданзолото» глядит на восход солнца бронзовый нарком Орджоникидзе — вдохновитель и устроитель добычи золота Юрий Сергеев - страница 8 в этих краях. Золотой нарком.

Ковалёв отыскал контору артели в большенном обрубленном доме со стеклянной вывеской. Рядом опадали к ручью склады, гараж, сугробы снега, горы запасных частей. Обвисли 1-ые сосули, капало с крыш, резало Юрий Сергеев - страница 8 глаза пробудившееся от зимних холодов солнце.

По широкому двору бегали люди, грузились последние машины — кончался зимник. В кузовах доски, металл, продукты, мешки с мукой, ящики, матрасы, рамы бульдозеров, гусеницы и Юрий Сергеев - страница 8 другие нужные для промывки припасы.

Бегал кладовщик с затратными, отбиваясь от наседающих и горластых шоферов, упрямо находил посреди груза утащенное без отписки со склада. Шум, гам, ревут дизели машин.

В доме, разделённом на Юрий Сергеев - страница 8 кабинеты, тепло и тесновато. В коридоре сдержанно гомонит подавшийся на заработки народ, как на экзамены, стоят очередью к Деду. Кадры он выбирает сам.

Гоняет по устройству бульдозера, принуждает перечислить все Юрий Сергеев - страница 8 подшипники и деяния машиниста в случае поломок. Одним подписывает заявления, других выпроваживает.

Семён послушал в коридоре, как он ведет прием, и стало страшновато, а вдруг и ему устроит экзамен, по бульдозеру. Тонкостей устройства Юрий Сергеев - страница 8 он не знал. Заглянул в дверь.

Лицезрев его, Петров вышел из-за стола, жёстко сдавил руку и прошёл в коридор. Хрипнул севшим от надрыва голосом:

— Всё! Придёте завтра, на данный момент будет Юрий Сергеев - страница 8 заседание правления, — подтолкнул Ковалёва в кабинет, схватил трубку дребезжащего телефона.

Зашли и расселись члены правления, молчком ожидали окончания телефонного разговора, кидали взоры на нового, изучали. Здоров и плечист, глаза цвета вешнего неба по Юрий Сергеев - страница 8 ту сторону окна, с колен обвисли здоровые кулаки. «Посмотрим тебя в деле», — читал притихший новичок затаённую усмешку на их губках.

— Ты меня на колени ставишь! — рокотал Влас. — Без железного листа не возвращайся, голову Юрий Сергеев - страница 8 отверну! Нет! Ничего знать не желаю. Вагон железного листа — и баста! А так лучше не приезжай, я за каким чёртом тебя спровадил на край света, водку пить и баб охмурять? Ну Юрий Сергеев - страница 8, вот и условились, живи... — положил трубку.

Правление шло две минутки.

Дед кратко представил Семёна и провозгласил начальником участка Орондокит. Лица сидячих сходу поменялись в любопытном недоумении. Ковалёв было сделал возражение Юрий Сергеев - страница 8, что может не потянуть, но председатель недовольно сморщился и не отдал договорить:

— Таких, как ты, на олимпиаду нужно посылать, потянешь! Где нужно, поможем, где подучим, не захочешь — заставим, когда нужно — выгоним. Пиши заявление. Завтра с Юрий Сергеев - страница 8 машинами по зимнику на участок. Всё! Свободны. А ты останься и закрой дверь.

Новоиспечённый начальник возвратился к столу. Дед указал рукою на стул, открыл сейф. Достал бутылку коньяка, налил Юрий Сергеев - страница 8.

— Ну! С предназначением тебя! 2-ой раз выпьешь осенью, когда кончится сезон и выполнишь план. Узнаю если, что спиртное на участке заведётся, первым уволю тебя. Сообразил?

— Спасибо, я в рабочее время не пью.

— Для чего мне Юрий Сергеев - страница 8 трус нужен! На данный момент можно, ты пока не на работе, но уже старатель. На вот, закуси конфеткой.

Ковалёв залпом испил. Дед снова смеркся в кошачьем прищуре:

— Сейчас побеседуем. Отвечай как Юрий Сергеев - страница 8 на духу.

— Я всегда говорю правду, — оглушённый старательской дозой, ещё кривился новобранец, разгрызая липкую карамель.

— Не рисуйся, не перед девкой сидишь. Не верю. Я сам кого хочешь надую, поэтому и не верю Юрий Сергеев - страница 8. Знаешь, почему я тебя взял?

— Нет.

— На рожон прёшь, не боишься никого. Глаза в общении не отводишь. Это — неплохой признак. Вот так. Дела для тебя величавые предстоят, запрягайся сходу и тяни. Никаких слюней Юрий Сергеев - страница 8! Тяни во всю мочь!

Влас приткнулся к столу, закурил, посверкивая очами.

— Это для тебя не в геологии. Там платят премии за то, что освоили средства. Как освоили — никому дела Юрий Сергеев - страница 8 нет. Если б на свои копейки брали технику, продукты, горючее — всё до последней простыни, научились бы сберегать добро.

В прошедший раз я взял у вас в экспедиции две машины катков к бульдозерам, сверхнормативными Юрий Сергеев - страница 8 обругали их грамотеи. А уже в этом году будут находить, стоять будет техника без обувки. Это как, по-твоему, именуется?

— Бесхозяйственность, — приглушённо отозвался внимательный слушатель, чуя, что коньяк начинает действовать, хотелось Юрий Сергеев - страница 8 тоже воткнуть слово.

— Ужаснее! От этого безголовья люди мучаются, дело мучается. А им чего болеть, вашему механику да бухгалтеру?

Оклад идёт нормально, премию отхватят за ликвидацию этих самых сверхнормативных остатков, а далее собственного носа Юрий Сергеев - страница 8 не лицезреют, хоть и высшие дипломы в кармашках. Дурачины... Вот, как это можно именовать. Не перевелись они ещё, родимые. При их и живойём.

Артель даёт прибыли государству больше, чем несколько таких Юрий Сергеев - страница 8 экспедиций, где ты работал. С меня шкуру спустят, если не дам план, потому для меня кадры решают всё. Летом не раз, наведаюсь к для тебя. Участок только разворачивается, месторождение в плывунах Юрий Сергеев - страница 8 и двенадцать метров вскрыши до песков.

Думай! Средства ассистентам плачу за голову, бульдозеристам — за умение быстро дергать рычаги. В Орондокит никто не верует, а металл там есть. В войну ещё желали поднять и не смогли Юрий Сергеев - страница 8. Шахту задавило плывуном. А мы его возьмём открытым методом, как думаешь?

— Попробуем...

— Пробовать не нужно, одна попробовала... Возьмем!

— Ну что все-таки, постараюсь оправдать ваши надежды.

— А куда ты Юрий Сергеев - страница 8 денешься? Оправдаешь, такая работа только юным, умеете разламывать дрова. Мне там нужен добросовестный работяга, сорвиголова и крохобор, чтоб над артельной копейкой трясся. Без этого нельзя. Кто-то произнес, что минутки безрассудства — самый сладкий миг жизни Юрий Сергеев - страница 8. Очень сказано! И верно.

Усмотрительных не терплю, осторожничают всю жизнь, кабы чего не вышло. Жалкое прозябание. Буром нужно переть, чтоб вся грязь от тебя в стороны летела, чтоб ветры Юрий Сергеев - страница 8 гудели в ушах и эти самые, усмотрительные, зубами хрустели ночами от зависти. Сколько пинков получил от судьбы за это, а ведь живу.

Чёрт меня подери! Может быть, не всегда верно живу, грубо, неинтеллигентно. Но Юрий Сергеев - страница 8 по другому нельзя в нашей работе. Здесь столько заморочек нужно решать каждый денек. Хотя бы тот снабженец со железным листом. Послал я его на неосуществимое дело.

А ведь, мерзавец, не Юрий Сергеев - страница 8 отступится! Сам руду найдёт, кокс, чугун сам выплавит и в сталь раскатает, но привезёт. Приблизительно так и для тебя нужно работать. Нет ничего неосуществимого! Иди спи... Думаю, что потянешь воз.

— Вы же ничего Юрий Сергеев - страница 8 не спросили?

— Иди, я тебя и так вижу. Готовь слова к озари, когда вот здесь будешь отчитываться за участок, коньяком уже никто поить не будет, если провалишь дело.

— Ну, спасибо за тёплый приём Юрий Сергеев - страница 8, до свиданья, — пожал руку Петрова и увидел на его лице пыхнувшую весельем ухмылку.

— А может, в ресторан двинем, Семён? И я не прочь тряхнуть стариной, поужинаем, выпьем. А? Бабка моя на юге Юрий Сергеев - страница 8. Пошли

— Не-е... Мне же завтра вести колонну по зимнику. Необходимо отдыхать.

— Ну, ну... Инспектировал я тебя, не клюёшь. Если б согласился, грош для тебя стоимость. В любом состоянии нужно мыслить, сначала Юрий Сергеев - страница 8, о деле. Иди. Верю, что не от хитрости произнес. В гостиницу я звонил, место забронировано. Подъём в 5.

— Ясно,— Семён безалаберно улыбнулся на прощанье и вышел.

Сладко кружилась голова, и почесывался язык Юрий Сергеев - страница 8.

5 артельских КрАЗов доползли к последнему посёлку перед зимником. Вокруг клуба и конторы малеханького рудника жмутся рубленные из бруса дома, магазин, столовая, а вокруг отшельного посёлочка на сотки км горбатятся белоснежные сопки с промёрзшим Юрий Сергеев - страница 8 за долгую зиму лесом.

Обычно пугаются таковой жизни залётные командированные из огромных городов, умиляются экзотикой, объедаются грибами и рыбой, а в душе тлеет кошмар от скукотищи и оторванности от мира.

Они Юрий Сергеев - страница 8 даже представить не могут, как местные обитатели обходятся без телевизоров и ванн, театров и иных атрибутов цивилизации. Но работают люди и там. Спускаются в шахты, веселятся на праздничках, обожают, ревнуют, рождают деток. Обычное дело...

На Юрий Сергеев - страница 8 заправке говорливые бабёнки угостили крепким чаем, проводили с миром. Шоферы произвели осмотр машины, и с маленькими интервалами колонна ступила на длинный зимник.

Дорога в глубочайшем снегу пробита бульдозерами, через Юрий Сергеев - страница 8 каждые тридцать-пятьдесят км дежурные бараки. В их всю зимнюю пору бедуют два-три старателя. Рядом всегда готовый придти на помощь трактор, в припасе сварочный агрегат, дизтопливо и масло.

Накатанная траншея дороги Юрий Сергеев - страница 8 вихляет по заснеженной и безлюдной тайге через промёрзшие мари и ручьи, мимо присыпанных холодом останцев.

Эти каменные глыбы, размётанные по горбам сглаженных сопок колдовской силой отдалёкого прошедшего, нелепо торчат развалами древних крепостей Юрий Сергеев - страница 8 над чахлыми лиственницами.

Семён едет в первой машине. Сухощавый и небольшой, вертлявый Пётр не умолкает от самого Алдана. Тяжело дать ему 50 6 лет — ни седины, ни морщин на гладком, ужимистом лице. Тёмные глаза молоды и беззаботны Юрий Сергеев - страница 8, язык запанибратски скачет с 1-го на другое.

— Я, паря, уже 20 лет на Севере кручу баранку, 6-ой год по артелям. Всё не могу кинуть! Квартира в Ленинграде, супруга, малыши, внуки Юрий Сергеев - страница 8, а меня всё носит по этим местам. Войну в разведке прошёл — ни одной царапинки. И ни одной аварии за всю жизнь. Везёт. На фронте кликуху дали — Счастливец.

Бывало, приползём от германцев, целый денек одежку Юрий Сергеев - страница 8 штопаю, осколки, пули всю прошьют, а зацепить страшатся. Пулемётчик в одной деревне на чердаке засел и смалит. Кинул я гранату в окошко, она ударилась о переплет и — нам в ноги! Опешили Юрий Сергеев - страница 8, вжались в стену дома, а над головами уж архангелы поют.

Не взорвалась, курва! Изредка, но бывало такое. Командир взвода разведки после чего всегда рядом меня держал. «Ты, — гласит, — видать, комплотённый от погибели, может Юрий Сергеев - страница 8, и нас за компанию обнесет». Не обнесло... Такие мужчины были. Умер сходу весь взвод, а я снова остался. Чуть ли не рехнулся позже.

— Как умер, на засаду напоролись?

— Да нет... Это уже на Юрий Сергеев - страница 8 границе с Германией стряслось. Заняли мы первыми просторный блиндаж, бетонный, как дом под землёй, даже клозет был.

Прошлый мой командир уже заворачивал дивизионной разведкой, а женитьбу решил сыграть в Юрий Сергеев - страница 8 родном взводе. С радисткой одной длительно дружил, кросотка девка, его землячка, с Урала. Свадьба идет вовсю, аккордеон наяривает, а меня вынесло на воздух покурить.

Докуриваю «козью ножку», а они меня зовут оттуда Юрий Сергеев - страница 8: «Давай, Петро, входи!» «Горько» кричат, а меня как кто держит за плечи, досмаливаю, не могу зайти.

Здесь, как гвозданёт снутри! Меня волной укатило от дверей метров за 5. Осознать ничего не могу, оглох. Сунулся Юрий Сергеев - страница 8 в блиндаж... В очах почернело. Мина медленного действия. Прикупили, сволочи...

Да. Всё-таки, полегли в землю наилучшие люди. А много дерьма в тылу отсиделось. Те, что добровольцами не торопились идти, бронь находили да наших Юрий Сергеев - страница 8 баб щупали.

— А за что тебя Фанфуриком кличут?

— Да то от фамилии, Фанфурин я. Не курю, не пью с того взрыва, отбило напрочь. Вкуса мяса не знаю с юношества Юрий Сергеев - страница 8, как баптист. Потому ещё и юные девчата заглядываются. Дело прошедшее, люблю время от времени побаловаться чайком покрепче.

Полкружки чая, бывало, нальёшь, туда для запаха вытрясешь одеколон — в хоть какой мороз согреет! Вот Юрий Сергеев - страница 8 так...

— Петров тоже был под бронью, ну и не только лишь он. Что все-таки, они все конъюктурщики? — припомнил Ковалёв.

— Не оспоряю, паря. Ну, например, на данный момент война. Кто кинется в военкомат? Люди, у Юрий Сергеев - страница 8 каких совесть и боль в груди посиживают. А гнилостьё щели будет находить, расползаться станет, справочками запасаться. Не убедишь ты меня, я на этих гавриков насмотрелся.

Брат мой старший тоже был под бронью Юрий Сергеев - страница 8, основным инженером завода, крепче брони и не бывает. В военкомате все пороги обил, ворошиловский стрелок, торопился в снайпера попасть... А вот и Старательский ключ! Спуск шестнадцать км, если слабенькие нервишки, закрой Юрий Сергеев - страница 8 глаза. Эх-х! Не подведи, вороная!

Застонали тормоза. Поскрипывает машина, и надсадно вопит дизель на пониженной скорости. Колея петляет меж валунов, толстых стволов деревьев и проваливается всё ниже и ниже в туманный и Юрий Сергеев - страница 8 сумеречный распадок.

Взмывают белоснежные куропатки, следы зайцев и соболей по обочинам, кое-где высоко, над гольцами, меркло мелькает прохладное солнце.

Через устье ключа вывалились на лёд большой реки и рванули Юрий Сергеев - страница 8 на предельной скорости по ровненькой глади. Круто забирают ввысь обросшие лесом сопки, обрываются к берегам горы хаосом глыбастых завалов. Величавый и угрюмый пейзаж одичавшего безмолвия.

Разбегаются следы редчайшего зверья, и снова от поворота Юрий Сергеев - страница 8 до поворота бьётся под колёсами широкая белоснежная лента закованной в лёд и камень реки. Фанфурин притих, крутит головой, оглядываясь вокруг.

— Дело прошедшее, шалею, как в Ленинграде! Такое же величие и Юрий Сергеев - страница 8 простор. Профессиональная природа. Наворотила такового, за всю жизнь не пересмотреть. А главное — покой, нет человеческой толчеи, до чего от неё устаю в городке, сил нет! Хоть и вырос там.

Куда-то все Юрий Сергеев - страница 8 бегут, торопятся, толкаются, ступить негде. А тут вон бреди куда хочешь, всё тебе оголено, все дороги открыты. Просторная наша земля! На самолёте устаёшь сюда лететь. Это нужно же было первопроходчикам добраться до Камчатки Юрий Сергеев - страница 8!

Пешком, на лошадях, на трибуналёнышках утлых, а шли, «описывали новейшую землицу, на карту ложили». Вот Аляску царизм сплавил янки, а то бы Влас и туда по зимнику загнал с запчастями. Наверное бы загнал! Что Юрий Сергеев - страница 8 ему Берингов пролив, семена...

А вот и кросотка Ытымджа! Далее по ней двинем. Рыбная и норовистая река. Летом бы сюда попасть, ох, люблю рыбалку!

Завернули в широкий приток, сплошь Юрий Сергеев - страница 8 забитый белоснежными полушариями больших валунов.

— Веришь, как увижу это валуньё под снегом, и сердечко замрёт, дотами они мне кажутся. Вот стеганёт на данный момент германский МГ очередью по стёклам, хоть в снег Юрий Сергеев - страница 8 кидайся из кабины. Двинулось что-то в башке от войны, сколько лет прошло, а любая клетка на взводе, всё ещё стережёт от пуль.

Не приведи Бог ещё таковой порухи! Во снах уже столько «языков» перетаскал Юрий Сергеев - страница 8, просыпаюсь в поту и вялости. Контузила наше поколение эта война, вышибла покой до самой погибели, — КрАЗ снизил скорость и запетлял меж колпаками валунов. Брызнула из-под колёс вода.

— Далее наледи Юрий Сергеев - страница 8 полезут, — снова заговорил Пётр, — другой раз по самые фары в каше плаваем. Если стал — неудача... Трос цепляешь по пояс в ледяной купели, только чаёк и выручает от простуды. И растереться есть Юрий Сергеев - страница 8 чем, и снутри погреться.

Всегда за спиной сидения вожу запасную одежку. Поглядела бы на эту работу моя Рыжеватая! Что бы было, пером не обрисовать...

— Супруга?

— Царица! Самая прекрасная дама на Неве. Ей 50, как Юрий Сергеев - страница 8 идёт, все мужчины шейки разламывают. Одел её в джинсы и дублёнку, за дочку принимают.

— А сам! 20 лет по кабинам спишь?

Пётр отмахнулся рукою и пригорюнился.

— Дело прошедшее, люблю её, как в юности. Может быть Юрий Сергеев - страница 8, поэтому и люблю, что видимся изредка. Боюсь жить рядом, неважно какая сладость приедается, когда её вволю. А так! Всегда хотимый гость, ну и внукам посодействовать нужно, детям.

Полгода работаю, полгода Юрий Сергеев - страница 8 дома. Мореплаватели в таком графике всю жизнь вертятся. Эх, Рыжеватая! Ведь она задумывается, что я механиком на автобазе заворачиваю. Прокатить бы её по зимничку. Пешком погонит домой.

А внуча какая у меня Юрий Сергеев - страница 8! В деда суетная и расторопная, как появляюсь дома, от родителей отрекается и как привязанная. И на рыбалку со мной, и на Рижское взморье. Катаю на собственной машине по городку и сказки рассказываю.

А Юрий Сергеев - страница 8 вот и наши ребята дежурят, поспим до утра и далее попрём. «Прём — пока не упрёмся, пьём — пока не упьёмся» — лозунг величавого Томаса. Не ломай башку, в истории не найдешь такового философа. У Юрий Сергеев - страница 8 нас в артели шоферит на КрАЗе, по участкам колесит. Лет 10 уже до Эстонии не может добраться.

Зашли в барак. Жаром плещет по стенам красная печь. Трое бородатых юношей посиживают у стола. Один Юрий Сергеев - страница 8 играет на гитаре и поёт что-то непонятное. На большой сковороде жарятся хариусы. Пётр закрутил носом.

— Здорово, Фанфурик! — обернулся к двери гитарист.

— Привет, бичи! Рыбку свежайшую будем есть?

— Траванешь чего-нибудть, так Юрий Сергеев - страница 8 и быть, угостим.

— Да за такое блюдо до утра спать не дам!

Обивая снег с валенок, ввалились другие водители. Разделись, шумно умылись тёплой водой и подсели к широкому столу. Хозяева вытащили запасы Юрий Сергеев - страница 8, открыли консервы, порезали хлеб и поставили сковороду с рыбой.

От работающего трактора мелко дрожат брёвна стен, ярко пылают две фары, подвешенные к потолку. Повдоль стенок широкие нары, сушится у двери Юрий Сергеев - страница 8 капроновая сеть, источая узкий запах речной сырости и водных растений,

— На таличке рыбку прихватили? — полюбопытничал Петро. — Хотя бы раз проявили место, дело прошедшее, больше всего люблю подлёдный лов.

— Вот со сковороды лови, — хмуро осадил его Юрий Сергеев - страница 8 гитарист, — мы берём там себе, а ты всё выхлещешь.

— Ну, что ж, уговор дороже средств, — Фанфурик схватил со сковороды поджаристую рыбину, — внесла меня нелёгкая лет 10 вспять на Чукотку. Жили Юрий Сергеев - страница 8 в вагончиках-балках, что-то строили, не помню. К весне такие пурги налетели — света Божьего не видно, даже в магазин на карачках ползали, верёвкой привязанные.

Как пурга — у нас актировка. Стихия! Кучкуется по опорам Юрий Сергеев - страница 8 люд и культурно отдыхает, в карты дуется. Заработная плата идёт, пусть метёт хоть всю зимнюю пору. И был у нас прораб-зануда. До чего обленился, поганец, даже на улицу не показывается.

Руку Юрий Сергеев - страница 8 высунет через круглую дырку-оконце: если метёт, дёрнет несколько раз за верёвку — железяка по рельсу: «Бум-м! Бум-м!» Всё, на работу не идём, снова выходной. Усекли это бичи и изобрели Юрий Сергеев - страница 8 метод продлить пургу. Закончится непогодь, они соберутся к его заметённому по крышу жилью и ожидают, мёрзнут...

Только высунется рука — трое человек вопят с подсвистом, а двое лопатами снег на руку метут. И Юрий Сергеев - страница 8 так у их ловко выходило, весь посёлок выползал глядеть. Прораб за верёвку: «Бум-м!» — а бичи за карты. Уши и носы у всех пораспухшие, проигравших лупили картами...

— Ну, Фанфурик, ну врёт, не багровеет! А Юрий Сергеев - страница 8 расскажи, как ты в Магадан за электродами летал.

— После ужина, а то пока я треплюсь, вы всю рыбу сожрёте. А вообщем... Не люблю повторяться.

Засыпая, Ковалёв улыбался, слушая трёп шофёра Юрий Сергеев - страница 8 о его безграничных похождениях, и даже через сон прорывался стонущий смех диких в безлюдье бородачей.

Туманный рассвет играл в розовом снегу. По-жеребячьи кричал белоснежный куропач в тальниках, приветствуя скорую весну. На запад Юрий Сергеев - страница 8, за мглистые сопки, убегала вспугнутая солнцем ночь.

По руслу, мимо избы, хлюпая и клубясь паром, медлительно шла черная и вязкая наледь. Пётр, быстро вскочивший на подножку машины, вяло ишак и зло выругался.

— Ну Юрий Сергеев - страница 8, Семён, воспринимай крещенье! — Обернулся и заспанным шоферам, невесело глядящим на реку: — Гаврики! Возьмите за фаркоп тросом — первым пойду!

Нырнул за баранку, повернул удовлетворенное лицо к пассажиру:

— Что означает привычка Юрий Сергеев - страница 8, с войны всё первым лезу, на душе за других спокойнее. Вперёд, гнедая, на данный момент я тебя напою досыта!

На толстом железном поводке головной КрАЗ тяжело ступил на промытую дорогу. В кабину дошёл застойный Юрий Сергеев - страница 8 дух вырвавшейся из плена воды.

— Открой дверцу! Ухнем и не выскочишь, — обернулся на Ковалёва шофёр и напрочь запамятовал о нём, внимательно всматриваясь вперёд.

Медлительно подымаются к подножке хлопья зелёной шуги Юрий Сергеев - страница 8, ныряют под буфер. Вдруг передок ухнул вниз, разметав острые льдины. Шибануло паром в кабину, и резко дёрнул страхующий трос. Семён только и успел поднять от залитого пола валенки, а машина уже стояла на Юрий Сергеев - страница 8 крепком. Обтекала.

— Сейчас ледоколом заделался, — усмехнулся Пётр, — пробуем в другом месте. Может быть, пересядешь от греха? Чего не бывает. Погублю старателя на самом взлёте...

— Давай, Счастливец, кати! Я наледи хлебал. Держись поближе к Юрий Сергеев - страница 8 косе, не потонем.

— Радиатор хоть целый, раззява, поленился ремень снять. Могло о воду вентилятор погнуть, и хана! Стой тогда до святого пришествия.

— Слушай, Петро! Резани наискось вон к тем камням. Там наверное мелко Юрий Сергеев - страница 8 и промёрзло до дна,

— Держись покрепче! В огне не горел, так и в воде не утону.

После наледи колонна шла рывками. Сушили тормоза. Водители резко надавливали педали, машины дёргались, юзили и Юрий Сергеев - страница 8 снова набирали скорость. В случае остановки — с места уже не тронуться. Весна весной, а утренний морозец за минус 40, намертво прихватит тормозные колодки к барабанам.

Счастливец Пётр повеселел, прыгает заводной игрушкой на Юрий Сергеев - страница 8 сидение, снова таращит глаза и что-то ведает, непонятное из-за рёва дизеля на подъёме. Дорога выползает по зажатому горами ручью на перевал.

Семён прикрыл глаза. Укачанный ездой, вспоминает собственный 1-ый зимник Юрий Сергеев - страница 8 и знакомство с наледью. Везли с шофером на далекий участок колонковые трубы. С шиком летели по льду реки — и врюхались...

Оба юные и неопытные, насквозь промокли, пытаясь выкарабкаться, а когда дошло, что Юрий Сергеев - страница 8 сели прочно, кончился бензин и приползла ночь. До берегов — по сотке метров ледяной воды метровой глубины. Движок заглох, а зима в этих краях шуток не осознает.

Сожгли в кузове древесные борта, запаску, сидения Юрий Сергеев - страница 8, канистру масла, а когда наледь прихватило, лежа на трубах, заскользили по трескучему ледку к берегу. Под снегом у припая оказалась вода, и снова намокли. Морозный, тугой ветерок раскромсал туман и завертел позёмку Юрий Сергеев - страница 8.

К утру чудом натолкнулись на брошенное зимовье. Какие поклоны нужно класть тем людям, кто, уходя из охотничьих избушек, запасает дрова и сухую растопку для таких вот непутей!

Поздно вечерком заехали под Юрий Сергеев - страница 8 фонари укрытого снегом посёлка Орондокит. Примерзла к небу белоснежная луна, мерклые звёзды мигают прохладным светом. Посёлок прижался к сопке на краю широкой равнины реки. В верховьях дыбятся сумеречные гольцы, в пойме темнеет замёрзший Юрий Сергеев - страница 8 редчайший лес.

Петр осадил жаркую машину и ткнул рукою в лобовое стекло:

— Вон, на краю, стоит «белый дом», жилуха ИТР, вон столовая дымит. В этих бараках весь сезон скучают старатели Юрий Сергеев - страница 8 по жёнам и любовницам. Там — склады, токарка, кузница, гараж и иная механическая часть. Не заблудишься?

— Нормально... Не Париж.

Первыми их повстречали собаки. Кружатся с лаем у колёс, дерутся, с надеждой подняли плутоватые рожи на Юрий Сергеев - страница 8 людей — авось подбросит залётный завалящий сухарик. Ковалёв спрыгнул с подножки, размял ноги. По его спокойствию и убежденности собаки сходу приняли за собственного.

Окружили, отрадно прыгая и взвизгивая, какая-то шустрая Юрий Сергеев - страница 8 лайка ляпнула языком в щеку. Семён почесал за её пушистыми ушами и кинул россыпью пачку печенья, затёртую в кармашке. Только снег полетел в гневной свалке.

— Нужно же! Признали тебя! — опешил Петро. — Означает, толк будет Юрий Сергеев - страница 8. Если веруют собаки — поверят и старатели. — Снял чемодан из кузова и подал вниз. — Воспринимай, начальник, шмотки. Вот по этой тропинке рули к «белому дому».

Ох! Не завидую я для тебя, знал бы Юрий Сергеев - страница 8, что предстоит летом! Авось и выдюжишь, всё же, лазутчик, нам нет нейтральной полосы, всё вокруг наше... Бывай, Семён!

— А ты, где будешь ночевать?

— В кабине, где же ещё. Вдруг ночкой заглохнет Юрий Сергеев - страница 8, разморожу движок. Да ты не переживай. Я так привык, что в бараке и не усну. Честно...

Скрипит снег под ногами, обжигает щёки морозец, из труб бараков подпёрли небо струи белоснежного дыма. На высочайшей Юрий Сергеев - страница 8 нотке поёт дизель электростанции, пылают по столбам редчайшие фонари, голубым огнём плещется у гаража сварка.

Палкой обил снег с валенок — всё же, оступился с узкой тропинки, — шагнул в ярко освещённую Юрий Сергеев - страница 8 комнату. Представился. Повстречали двое: заместитель по горным работам Лукьян Григорьев и механик Алексей Воронцов.

У заместителя простодушное лицо с якутским разрезом глаз, маленький ёжик седоватых волос и внезапно большие губки.

Петро ещё в дороге Юрий Сергеев - страница 8 успел рассказать, что за эти губки привязалась к Григорьеву кличка «Чомбе», где бы он ни работал, всё равно ищет.

Воронцов — москвич, с пятнадцатилетним старательским стажем. Низкого роста, одет в джинсовый Юрий Сергеев - страница 8 костюмчик, аккуратненько подстрижены щегольские усики. Взор усмотрительный и чуток снисходительный.

До полуночи проговорили, знакомясь и изучая друг дружку. Поглядели карты и разрезы месторождения, план работы на сезон. Механик доложил о ходе ремонта техники Юрий Сергеев - страница 8 и собственных нуждах.

Хозяева «белого дома» были еще старше нового и опытнее в деле отработки россыпей. Но в общении этим не важничали, соблюдали субординацию. Принцип единоначалия у старателей — закон.

Ковалёва поразила оснащённость Юрий Сергеев - страница 8 участка бульдозерами и запасными частями, механизация ремонтных работ, армейская чёткость и ёмкость доклада, но более всего, припас дизтоплива и масел на лето. Не верилось, что всё это можно использовать за маленький сезон.

И таковой Юрий Сергеев - страница 8 кулак устройств сопоставить с геологоразведкой нереально. Сколько труда стоило ему приневолить работать свои потрепанные бульдозеры в разведочной партии! Сколько ушло зряшного времени на простои и поиски запчастей! Тяжело представить. А Юрий Сергеев - страница 8 тут — надёжный припас всего, до последнего болта.

Но когда стал вникать в то, что предстоит сделать за лето, ужас взял. Перевернуть миллионы кубометров торфов и песков, чтоб получить плановую цифру металла! Таковой объём на Юрий Сергеев - страница 8 сотку людей? Семён даже растерялся. Как нужно работать, чтоб выполнить все это?

Лукьян раздумчиво хмурился и бродил по комнате, держа на отлёте в пальцах сигарету, прикрыл свои узенькие глаза Юрий Сергеев - страница 8. Как будто читал мысли и лицезрел испуг:

— Не паникуй, не паникуй... Поможем, поправим. Мы с Алексеем не 1-ый год землю роем. Подтвердилось бы только плановое содержание золота — объёмами наскребём. Главное — техника!

Воронцов не подведёт Юрий Сергеев - страница 8 со своим железом — выиграем. И концентрация горных работ! А людей натаскаем, не впервые. Месяц-два повожусь — станут потрясающими спецами.

— Я особо не паникую, но от помощи не откажусь. С россыпями Юрий Сергеев - страница 8 дела не имел.

— Мы тоже когда-то начинали, не боги золото дают — люди. Обвыкнешь. Несколько раз Дед отругает по рации, озарение и придёт... Придё-ё-ё-т! Нас ещё будешь учить.

— Да... Тяжёлый попался нам Юрий Сергеев - страница 8 председатель, — отозвался с кровати Воронцов, — я с ним много лет маюсь. Начинал еще начальником драги на прииске, где он был директором. Гонял нас, юных, беспощадно.

А обиды нет. Обучил порядку и дисциплине Юрий Сергеев - страница 8. Приедет на драгу, из машины вылазит, манит рукою. Если план выполняешь — отлично, если горишь — держись, не всякий выдюжит его разнос.

Ранее год отработал на другом прииске. Как бы всё так же Юрий Сергеев - страница 8: те же промприборы, припасы отличные, а порядка нет. То горючее запамятовали подбросить, то запчасти, то люди разбежались, а лето уходит. Влас таких казусов не допускает,

— Ну, что все-таки, ребята, думаю, сработаемся Юрий Сергеев - страница 8? — приободрился Ковалёв.

— А куда мы денемся, — изумлённо застыл Лукьян, — у нас общее дело. Если не сработаемся, у Петрова одно лечущее средство — разгонит к чёртовой мамы. Отец-командир закалки дальстроевской. Сработаемся, Как Юрий Сергеев - страница 8 не сработаться? Разделять нечего.

Улеглись спать. Григорьев снова закурил, мелькал впотьмах огоньком сигареты.

— Семён Иванович, а, сколько для тебя лет ударило?

— 30. А что?

— Хм. Мало для начальника старателей. Я уже 6-ой десяток разменял, а Юрий Сергеев - страница 8 всё в начальники не продвинусь. А вобщем, не так и не достаточно, 30, — философствовал Лукьян, — об одном попрошу — не добрись... Нужно стать ожесточенным.

— Жёстким либо ожесточенным?

— Как сумеешь, только не будь мямлей Юрий Сергеев - страница 8. Порядок заведён не нами, не нам его и гробить. Меньше улыбок и братаний с подчинёнными, дистанция и никакого панибратства. По другому трудяги сходу на шейку сядут и ножки свесят. Поверь мне. Ответ за Юрий Сергеев - страница 8 план и наш заработок держать для тебя.

— Хорошо, поглядим. Давай спать — утро вечера мудренее.

— Вскрыша отлично поддается, площадь обнажения по таличкам дай Бог, — не угомонился Григорьев, — тут кочковая мерзлота, по равнине Юрий Сергеев - страница 8, в главном, талик. Он и рождает плывуны. Послушай, как наяривают бульдозеры! Музыка! До чего увлекательная и окаянная эта работа... Как у той птички, стоит коготку увязнуть и не оторвать себя от старания Юрий Сергеев - страница 8, не улететь.

Думаешь из-за средств здесь свет копчу? Не-е-е. Из-за порядка в деле. Тяжело его держать, но в 10 раз легче, когда не повторяешь приказов, когда нет Юрий Сергеев - страница 8 колебаний, что всё исполнится так, как следует. Одно время на стройке работал, на данный момент вспомню и не верю, как план натягивали.

Если б там сделать такую дисциплинку, как у нас, даровали бы Юрий Сергеев - страница 8 ключи от квартир все новобрачным поголовно. Жёстче! Жёстче, Семён! Хороших сверху начальство клюет, снизу люд плюет.

— Я считаю, что мера во всём должна быть, по ней и буду работать. Жёстко можно, а безжалостно и Юрий Сергеев - страница 8 вам не позволю. Люди — дороже золота. Ненависть к начальнику чревата апатией в работе всего коллектива. Беспощадность не поможет в деле, если поймаешь злость в очах исполнителей. Это — конец.

— На Юрий Сергеев - страница 8 теоретическом уровне... Может быть, и так. Но Чингисхан разламывал хребет каждому девятому нукеру, если они не смогли взять город. После чего, ещё раз посылал их в бой, и они брали город.

— Так что Юрий Сергеев - страница 8, Лукьян, предлагаешь разламывать хребет каждому девятому бульдозеристу, если участок не выполнит план? — усмехнулся в мгле Семён.

— Да не-е... Спины трогать не будем. Разламывать необходимо хитрецкую лень, демагогию, привычку на чужом горбу в рай Юрий Сергеев - страница 8 перескочить. Люд приезжает из различных мест, кое-кто пробует работать спустя рукава — сачкануть, языком помолоть заместо дела. Если в полемику вступишь — всё! Заклюют. Они уже утомившись артели и все КЗоТы Юрий Сергеев - страница 8 назубок чешут, как стишки в школе.

А ты их в работу, в работу! А в ней-то, в родимой, баламуты и лодыри, как на ладошечке. И каждый девятый сам досрочно полезет в вертолёт. Домой Юрий Сергеев - страница 8 заспешит. Скатертью дорожка! Здесь у нас с пяток таких уже завелось, сами не работают и других совращают.

Что ж, прикажешь, с ними цацкаться, перевоспитывать? Да они же — взрослые мужчины Юрий Сергеев - страница 8, знают, на что шли. Загрузил я их по уши и приглядываюсь, будут лодырничать, пусть летят и другим сухоту наводят. У нас — золото. Шуточки — в сторону!


yuvenalnij-gulag-protiv-rossii-eyo-semej-i-detej-deyateli-nauki-i-kulturi-prosyat-putina-otkazatsya-ot-yuvenalnoj-yusticii.html
yuvenalnoj-yusticii-s-chelovecheskim-licom-ne-bivaet-intervenciya-na-moyu-territoriyu.html
yuvernie-izdeliya-kazahov-referat.html