Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19

Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19


КИРКЕГОР


…^ Европа находится на пути к банкротству…


Хильда поглядела на часы. Уже начало 5-ого. Положив папку с рукописью на стол, она понеслась вниз, в кухню.

Необходимо было успеть отнести в сарайчик пищу, до того как маме Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 надоест ожидать. Пробегая мимо зеркала в бронзовой раме, Хильда не удержалась и заглянула в него.

Позже она быстренько поставила чайник и стала торопливо намазывать бутерброды.

Да, она обязательно сыграет с папой Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 одну шуточку. Хильда больше ощущала себя союзницей Софии и Альберто. Розыгрыш начнется еще в Копенгагене…

Скоро Хильда уже заходила в лодочный сарайчик с огромным подносом в руках.

— А вот и 2-ой завтрак, — произнесла Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 она.

Мать драила что-то наждаком. Когда она отбросила со лба волосы, в их тоже проглядывал наждак.

— Ну что ж, обед мы сейчас пропустим.

Чуток погодя они уже посиживали на мостках и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 закусывали.

— Когда приезжает папа? — спросила Хильда.

— Ты сама знаешь. В субботу.

— Но во сколько? Ты, кажется, гласила, что он едет через Копенгаген.

— Да…

Мать сделала паузу, чтоб дожевать бутерброд Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 с огурцом и паштетом.

— …он будет в Копенгагене около 5. Самолет на Кристиансанн вылетает в восемь пятнадцать. По-моему, посадка в Хьевике ожидается в половине десятого.

— Значит, три с излишним часа на копенгагенском аэродроме Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, в Каструпе…

— А в чем дело?

— Ни в чем… мне просто интересно, как он будет добираться.

Они продолжали есть. Выждав дольше, Хильда опять приступила к расспросам.

— Ты чего-нибудть слышала в ближайшее время Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 про Анну и Уле?

— Да, они время от времени позванивают. Желают в июле приехать домой на каникулы.

— Не ранее?

— Нет, думаю, не ранее.

— Значит, на той неделе они будут в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Копенгагене…

— Да в чем дело, Хильда?

— Ни в чем. Мы же должны о кое-чем гласить.

— Но ты уже 3-ий раз упоминаешь Копенгаген.

— Неужели 3-ий?

— Сначала мы с тобой гласили о том, где папа делает Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 пересадку…

— Да-да, потому я и вспомнила про Анну и Уле.

Как они поели, Хильда составила тарелки и чашечки назад на поднос.

— Мне нужно читать далее, мать.

— Ну естественно…

Не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 послышался ли в мамином ответе легкий упрек? Они ведь собирались вдвоем приводить яхту в порядок к папиному приезду.

— Папа намекнул, что мне неплохо бы до его возвращения окончить книжку.

— Мало того, что Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 его нет дома, он и в свое отсутствие пробует заправлять всем, что тут происходит.

— Если б ты только знала, скольким еще он пробует заправлять, — таинственно произнесла Хильда. — И какое получает от этого Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 наслаждение…

Она поднялась к для себя и продолжила чтение.


^ София вдруг услыхала стук в дверь. Альберто строго поглядел на нее.

— Не будем отвлекаться.

Стук усилился.

— Я расскажу для тебя о датском мыслителе Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, которого философия Гегеля привела в негодование, — произнес Альберто.

Дверь уже просто сотрясалась — так в нее колотили.

— ^ Наверное майор прислал еще одного сказочного героя. Проверить, не попадемся ли мы на его удочку, — продолжал Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Альберто. — Ему это ничего не стоит.

— Но если мы не откроем и не выясним, кто это, ему ничего не стоит снести весь дом.

— ^ Может быть, ты права. Придется открыть.

Они подошли к Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 двери. Так как стук был несусветно звучный, София ждала узреть за дверцей чуть не гиганта, но на крыльце стояла девченка в цветастом платье и с длинноватыми светлыми волосами. В руках у нее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 было две бутылочки: одна — красноватая, другая — голубая.

— ^ Привет, — произнесла София. — Ты кто?

— Я Алиса, — ответила девченка, смущенно делая книксен.

— Я так и задумывался, — кивнул Альберто. — Это Алиса из Страны чудес.

— Но как Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 она оказалась тут?

— Страна чудес не имеет границ, — обогнала его с ответом Алиса. — Она вроде Организации Объединенных Наций — находится всюду, так что нашу страну пора выбрать знатным членом ООН. И пусть бы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 ее представители входили во все комитеты. Ведь ООН тоже родом из людской мечты… либо иллюзии.

— ^ Ох уж этот майор, — хмыкнул Альберто.

— А что привело тебя сюда? — спросила София.

— Мне необходимо вручить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 для тебя эти философские бутылочки.

И она протянула Софии два пузырька из прозрачного стекла, в одном из которых была жидкость красноватого цвета, а в другом — голубого. На красноватой бутылочке стояла надпись: «ВЫПЕЙ МЕНЯ», на голубой Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19: «И МЕНЯ ТОЖЕ».

В последующую минутку мимо хижины пробежал белоснежный зайчик. Он бежал на задних лапах и был одет в пиджак и жилетку. Прямо напротив двери он вытащил из жилетки карманные часы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 и пробормотал:

— ^ Ой-ой-ой, я опаздываю…

И побежал далее. Алиса припустила за ним. На ходу она опять присела и произнесла:

— Ну вот, снова все поначалу.

— Передавай привет Дине и Царице, — кликнула Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 ей вослед София.

^ Алиса скрылась из виду. Альберто с Софией остались стоять на крыльце, рассматривая бутылки.

— «ВЫПЕЙ МЕНЯ», «И МЕНЯ ТОЖЕ», — прочла София. — Я боюсь. Вдруг там отрава.

— Пузырьки прислал Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 майор, — пожал плечами Альберто. — А все, что исходит от майора, — продукт сознания. Означает, это менее чем квинтэссенция, то бишь выжимки, его мыслей.

Отвинтив крышку с красноватого пузырька, София осторожно приложила его к Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 губам. Жидкость оказалась сладостной и приятной на вкус, но это было не всё. Сразу вокруг начались какие-то странноватые перевоплощения. Озеро, лес, избушка стали вроде бы соединяться в одно целое. Скоро заместо пейзажа Софию Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 окружал некоторый человек, и человеком этим была она сама. Она подняла взор на Альберто, но и он вдруг показался Софии частью ее своей души.

— ^ Странноватое дело, — произнесла она. — Я будто бы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 вижу вокруг то же, что и ранее, но все почему-либо слито воедино. Я ощущаю все снутри собственного сознания.

Альберто кивнул, но Софии почудилось, как будто она кивает самой для себя.

— Это Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 пантеизм, философия одного, — объяснил он, — либо «мировой дух» романтиков. Они принимали все в виде 1-го огромного Я. Так же, как и Гегель, который закрывал глаза на отдельную личность и лицезрел Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 во всем только проявление мирового разума.

— ^ Как ты думаешь, отпить из второго пузырька?

— Там написано, что отпить.

София открутила вторую крышечку и сделала большой глоток голубой воды. Она показалась Софии свежее и кислее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 на вкус, чем красноватая. Да и сейчас мир вокруг нас одномоментно поменялся.

Действие красноватой воды закончилось, и все вещи возвратились в прежнее состояние. Альберто снова был обычным Альберто, деревья в лесу стали деревьями Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, а водоем опять обрел вид маленького озера.

Такое положение, но, продлилось не долее секунды, так как окружающие предметы продолжали отделяться друг от друга. Лес закончил быть лесом — каждое, даже самое малеханькое Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, дерево сейчас стояло само по себе и представляло целый мир. Любая, даже самая крошечная, веточка перевоплотился в отдельную историю, о которой можно было в свою очередь поведать тыщу историй.

Озерцо вдруг Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 стало бескрайним морем — бескрайним не вглубь либо вширь, а по количеству переливающихся рябинок и красочных заводей. София сообразила, что могла бы издержать целую жизнь на созерцание этого озера, но озеро все равно осталось Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 бы непостижимым в собственной таинственности и загадочности.

Она подняла взор к кроне дерева, в какой весело игрались три воробушка. София поймала их присутствие на дереве, еще когда оглядывалась по сторонам впервой. Но тогда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 она толком не разглядела воробьев: красноватая жидкость стерла все противоречия и личные различия.

Соскочив с каменного крыльца, на котором они стояли, София склонилась к травке. Она нашла там целый мир — нечто схожее бывает Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, когда в первый раз в жизни ныряешь на глубину с открытыми очами. Во мху меж сухими стебельками и пучками травки копошилось огромное количество всякой живности. София рассмотрела паука, который уверенно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 и напористо пробирался через мох… красноватую тлю, которая сновала вверх-вниз по травинке… ораву муравьев, занятых авральными работами… И все таки каждый муравей перебирал лапками на собственный свой лад.

Самое необычное, но, ждало Софию Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, когда она выпрямилась во весь рост и поглядела на Альберто, как и раньше стоявшего на крыльце. Она увидела в нем или инопланетянина, или некоторое сказочное существо. В то же время Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 поменялось и ее восприятие самой себя. Она была не просто человеком, не просто пятнадцатилетней девченкой, а личностью — Софией Амуннсен, единственной и неподражаемой.

— ^ Что ты видишь? — спросил Альберто.

— Я вижу тебя каким-то чудиком Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19.

— Неужели?

— Наверное, я никогда не усвою, что означает быть другим человеком. Все люди на свете совсем различные.

— ^ А лес?

— Лес тоже не похож на себя. Он стал вселенной, в какой происходят Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 поразительные действия.

— Я так и подразумевал. Голубий пузырек — это индивидуализм, который, к примеру, стал реакцией ^ Серена Киркегора на отстаиваемую романтизмом философию одного. Здесь кстати вспомнить еще 1-го датчанина, современника Киркегора, — известного сказочника Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Ханса Кристиана Андерсена. Он как раз отличался острой наблюдательностью, способностью подмечать непостижимое обилие мира вокруг нас. Более чем за 100 лет до него то же самое увидел в природе германский философ Лейбниц. Он прореагировал на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 пантеизм Спинозы, как Киркегор прореагировал на Гегеля.

— ^ Я прислушиваюсь к твоим словам, но ты выглядишь так удивительно, что меня разбирает хохот.

— Понимаю. Придется для тебя сделать еще глоток из красноватого Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 пузырька. А позже давай сядем на крыльце. До того как мы расстанемся, мне необходимо поведать для тебя о Сёрене Киркегоре.

Сев рядом с Альберто, София отпила чуть-чуть красноватой воды, и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 окружающее вновь начало соединяться совместно. Возможно, это слияние было чрезмерным, так как у Софии снова появилось чувство, как будто различия меж вещами не играют никакой роли. Ей пришлось снова практически лизнуть содержимого голубого Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 пузырька, и мир стал приблизительно таким же, каким был до возникновения Алисы.

— ^ Но какое из восприятий вернее! — спросила София. — Которое вызывается красноватой либо голубой жидкостью?

— И той и другой, София. Мы не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 можем сказать, что романтики ошибались, признавая целостность реальности. Но, может быть, они были лишне односторонни.

— ^ А голубий пузырек?

— Мне кажется, из него как надо хлебнул в свое время Киркегор. Во всяком случае Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, он отлично осознавал значение индивида. Все мы не только лишь «дети собственного времени». Кроме этого, любой из нас представляет собой необычную и неподражаемую личность.

— ^ О чем же не желал знать Гегель, да?

— Да Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, его заинтересовывали быстрее общие контуры истории, что и привело в возмущение Киркегора. По мысли Киркегора, и романтичная философия одного, и «историзм» Гегеля отымали у определенного человека ответственность за свою жизнь. Вот почему Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 для Киркегора и Гегель, и романтики были 1-го поля ягоды.

— ^ Я могу осознать его возмущение.

— Сёрен Киркегор родился в 1813 году. Отец воспитывал его в строгости. От отца же он унаследовал склонность к Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 религиозности и меланхолии.

— ^ Видимо, ему жилось нелегко.

— Именно из-за склонности к меланхолии он посчитал нужным порвать помолвку с женой, что было негативно воспринято копенгагенскими буржуа. В итоге он рано Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 ощутил себя изгоем, объектом насмешек. Вобщем, он и сам научился не оставаться в долгу и с течением времени все в большей и большей степени подпадал под определение, которое потом отдал одному из собственных героев Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Ибсен, — «враг народа».

— ^ И все из-за разорванной помолвки?

— Нет, не только лишь из-за нее. К концу жизни Киркегор, а именно, подверг грозной критике современную культуру. «Вся Европа находится на пути Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 к банкротству», — заявил он. Киркегор утверждал, что живет в эру, начисто лишенную эмоций и увлечений. Особенный гнев вызывало у него равнодушие, которое он следил в лоне церкви. Он бесчеловечно критиковал то, что мы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 сейчас называем «воскресной религиозностью».

— ^ В наше время резоннее гласить о «конфирмационной религиозности». Большая часть подростков проходит конфирмацию только ради подарков, которые на нее даруют.

— Значит, ты выудила сущность дела. Киркегор Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 считал христианство настолько классным и настолько противоречащим здравому смыслу, что вопрос о вере может стоять только в форме: «или-или». Нельзя быть верующим «немного» либо «до определенной степени», ведь Иисус Христос или Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 воскрес в 1-ый денек Пасхи — или нет. А если он вправду восстал из мертвых, если он вправду пошел ради нас на погибель, тогда это так впечатляюще, что должно пронизывать всю нашу жизнь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19.

— Конечно.

— Но у Киркегора создалось чувство, что и церковь, и отдельные люди в большинстве случаев чисто правильно подходят к вопросам религии. Для самого Киркегора религия и разум соотносились, как огнь с водой. Недостаточно просто Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 считать христианство «истинным». Настоящая вера подразумевает следование по стопам Христа.

— ^ Как это связано с Гегелем?

— Пожалуй, я заехал не с того конца.

— Тогда предлагаю развернуться и начать все поначалу.

— Киркегор уже в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 семнадцать лет взялся учить богословие, но скоро его стали все в большей и большей степени заинтересовывать философские препядствия. В 20 семь лет он получил степень магистра философии за работу «Понятие Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 иронии», в какой восстает против романтичной драматичности и ни к чему не обязывающего заигрывания романтиков с иллюзией. В качестве противовеса этому виду драматичности он выдвинул понятие «сократической иронии». Сократ тоже прибегал к драматичности, но Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 совсем с другой целью — чтоб достигнуть высшей степени актуальной правды. В противоположность романтикам Сократ, по определению Киркегора, был «экзистенциальным мыслителем», ты есть мыслителем, который завлекает к философским рассуждениям опыт всей собственной жизни.

— ^ Отлично Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19.

— После разрыва помолвки Киркегор в 1841 году поехал в Берлин, где он, а именно, слушал лекции Шеллинга.

— А с Гегелем он познакомился?

— Нет, Гегель погиб 10 годами ранее, да и в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Берлине, и на большей части Европы властвовал его дух. «Систему» Гегеля сейчас использовали для разъяснения самых различных вещей. Киркегор обосновывал, что «объективные истины», которыми занималось гегельянство, были полностью несущественны для жизни определенного человека.

— ^ А Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 какие правды существенны?

— Согласно Киркегору, чем находить «Истину» с большой буковкы, еще важнее находить правды, конкретно связанные с существованием индивида. Необходимо находить «истину для меня». Другими словами, он противопоставлял «системе» отдельного человека Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, либо личность. По утверждению Киркегора, Гегель запамятовал, что он сам человек. Вот что он пишет о профессоре гегельянского толка: «Пока досточтимый государь Доктор рассуждает о бытии, он по рассеянности запамятывает собственное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 имя: просто-напросто запамятывает, что он человек, самый обычный человек, а не фантастические 3/8 параграфа».

— ^ А что Киркегор осознает под человеком?

— На таковой вопрос нельзя дать универсального ответа. Для Киркегора описание людской Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 натуры либо человека как «типа» не представляет энтузиазма. Для него принципиально существование (либо экзистенция) индивида. А «существует» человек никак не за письменным столом. Мы соотносимся со собственной «экзистенцией» в поступках, сначала когда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 делаем принципиальный выбор. Эту идея Киркегора может подкрепить история, которую говорят про Будду.

— ^ Про Будду?

— Да, так как буддийская философия тоже отталкивается от людского существования. Одному монаху показалось, что Будда очень расплывчато отвечает на принципиальные Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 вопросы о том, что такое мир и что такое человек. В ответ на его упрек Будда привел в пример человека, раненного отравленной стрелой. Раненый не станет из чисто теоретического Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 энтузиазма спрашивать, из чего была изготовлена стрела, каким она была пропитана ядом и под каким углом поразила его.

— ^ Он быстрее захотит, чтоб кто-либо вынул стрелу и обработал рану.

— А как по другому? Ведь конкретно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 это экзистенциально принципиально для него. И Будда, и Киркегор чувствовали краткость отпущенной человеку жизни. В таком случае, как уже было сказано, человек не садится за письменный стол размышлять о Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 природе мирового духа.

— Понятно.

— Киркегор также гласил о «субъективности» правды. При всем этом он не индифферентно относился к нашим мыслям и воззрениям, а считал, что более важные правды личностны. Только такие правды Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 сущность «истины для меня».

— ^ Ты не мог бы привести пример таковой личной правды?

— Возьмем вопрос об истинности христианства. По этому вопросу у человека не может быть чисто теоретического, либо академического представления. Для того, кто Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 «мыслит себя в экзистенции», это вопрос жизни и погибели, а поэтому его нереально дискуссировать просто так, из незапятнанного энтузиазма. К схожей дилемме следует подходить со всей пылкостью и страстностью натуры.

— Ясно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19.

— Если ты упадешь в воду, у тебя не будет теоретического энтузиазма к тому, утонешь ты либо выплывешь. Точно так же для тебя будет индифферентно, водятся ли в этом месте крокодилы. Тебя Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 будет тревожить только вопрос жизни и погибели.

— Еще бы.

— Итак, необходимо различать чисто философскую делему существования Бога и отношение к ней определенной личности. Перед такими вопросами каждый человек оказывается наедине с самим собой. Не считая Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 того, к решению настолько принципиальных вопросов можно подходить только с верой. По Киркегору, вещи, которые мы постигаем разумом, обычно куда наименее существенны.

— ^ А вот это я попрошу объяснить.

— Например Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, 8 + 4 = 12. Это нам понятно однозначно, София. И это одна из так именуемых «логических истин», о которых гласили все философы после Декарта. Но станем ли мы упоминать ее в вечерней молитве? Вспомним ли мы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 о ней, когда подойдет наш смертный час? Нет. Может быть, такие правды «объективны» и «всеобщи», но вот поэтому они не играют ни мельчайшей роли в жизни определенного человека.

— А вера?

— Ты не можешь точно знать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, простили ли для тебя дурной поступок, но конкретно этот вопрос принципиален, экзистенциально важен тебе. Не можешь ты и сказать наверное, любит ли тебя другой человек, а это тебе еще важнее аксиомы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Пифагора. Разве на первом свидании человек задумывается о «законе причинности» либо «формах созерцания»?

— ^ Вправду, это было бы тупо.

— Вера принципиальна сначала в отношении религиозных вопросов, о чем Киркегор писал: «Если я могу беспристрастно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 понять Бога, я не верю, но конкретно поэтому, что это нереально, я верю. И если я желаю сохранить свою веру, мне следует пребывать в беспристрастном незнании — в таком незнании, как Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 если б подо мной была глубина в 70 000 саженей, а я все равно бы верил».

— ^ Сложно выражено.

— Раньше многие пробовали обосновать существование Бога либо по последней мере понять его разумом. Но если тебя Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 устраивают подобные подтверждения, ты утрачиваешь веру, а совместно с ней — и религиозную искренность. Ведь главное не то, как поистине само христианство, а то, как оно поистине для меня. В средние века Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 ту же идея выражали формулой: «credo, quiaabsurdum»…

— Ну да?

— Что означает: «верю, так как противоречит здравому смыслу». Если б христианство взывало к здравому смыслу, а не к другим свойствам нашей натуры, речь не шла бы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 о вере.

— ^ Это я уже сообразила.

— Итак, мы с тобой разобрались, что Киркегор разумел под «экзистенцией», что осознавал под «субъективной истиной» и что вкладывал в понятие «веры». Все эти Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 три понятия содержали у него критику философской традиции, в особенности Гегеля. Более того, в их заложена и «критика цивилизации». По Киркегору, в современном городке люд перевоплотился в «толпу» либо в «безответственную массу», проводящую Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 время в ни к чему не обязывающей трепотне. Все «отстаивают» одно и то же, хотя по сути им все индифферентно. Сейчас мы, наверняка, окрестили бы такое «конформизмом».

— ^ Может, Киркегор имел в виду Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 родителей Йорунн?

— Надо сказать, его отзывы о людях далековато не всегда безвредны. Киркегора отличало острое перо и язвительная драматичность. Он мог, к примеру, позволить для себя такие колкости, как «мнение толпы заранее ложно» либо Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 «правда всегда оказывается в меньшинстве», намекая на то, что люд в главном несерьезно относится к реальности.

— ^ Одно дело — собирать коллекцию кукол, а другое — самой стать куколкой вроде Барби…

— Вот Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 мы и подошли к учению Киркегора о 3-х «стадиях актуального пути».

— Как-как?

— Киркегор выделял три разных дела к жизни, которые сам он именует стадиями: «эстетическую стадию», «этическую стадию» и «религиозную стадию Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19». Употребляя слово «стадия», он желает выделить, что можно жить на одной из низших ступеней и вдруг «перепрыгнуть» на более высшую. Но многие всю жизнь есть на одной и той же «стадии».

— ^ Осмелюсь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 дать подсказку, что пора бы дать разъяснение. Не считая того, мне очень интересно выяснить, на какой стадии нахожусь я.

— Человек, находящийся на «эстетической стадии», живет нынешним деньком и повсевременно стремится к удовольствию. Для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 него отлично все, что прекрасно, презентабельно либо приятно. Таковой человек полностью и на сто процентов живет в мире эмоций. Эстет становится рабом собственных желаний и настроений. Плохо все, что скучновато либо неприятно.

— ^ Да, это Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 мне знакомо…

— Типичный романтик сразу и обычный эстет. Ведь идет речь не только лишь о чувственном удовольствии. На эстетической стадии живет и человек с легкомысленным, игривым отношением к реальности — либо, скажем Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, к искусству, либо к философии, в области которых он (либо она) работает. Даже горе и страсть можно принимать чисто эстетически, «отстраненно». Здесь на 1-ый план выдвигаются поверхностность и тщеславие. Обычного эстета Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 представил Ибсен в виде Пера Гюнта.

— ^ Мне кажется, я понимаю, о чем ты.

— Ты узнаёшь себя?

— Не совершенно. По-моему, это больше похоже на майора.

— Может быть, София… Вобщем, это был Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 очередной пример слащавой романтичной драматичности. Поставить бы тебя на горох за такие слова.

— Что-что?

— Ничего… ты не повинна.

— Тогда продолжай!

— Человек, живущий на эстетической стадии, подвержен ужасам и чувству опустошенности. Но Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 у него хотя бы возникает надежда. По мысли Киркегора, ужас — чувство чуть ли не благотворное. Оно свидетельствует о наличии «экзистенциальной ситуации». Сейчас эстет в состоянии сделать выбор — и «перескочить» на более высшую стадию. Но скачок Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 или удается, или нет. Нельзя сделать полскачка, «почти допрыгнуть». Тут вопрос стоит «или-или», при этом никто не совершит этот прыжок заместо тебя. Ты должен сделать его сам.

— ^ Это Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 мало похоже на то, как кидают пить либо употреблять наркотики.

— Возможно. Киркегор, описывающий эту «категорию решения», припоминает Сократа, утверждавшего, что подлинное осознание приходит изнутри. Изнутри должен придти и выбор, который позволит человеку проскочить от эстетического Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 мироощущения к этическому либо религиозному. Это показано Ибсеном в «Пере Гюнте». Очередное потрясающее описание того, как экзистенциальный выбор порождается внутренней потребностью и отчаянием, есть у Достоевского в его величавом романе о Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Раскольникове.

— ^ По другому говоря, в случае фуррора человек выбирает новое отношение к жизни.

— Да, и начинает жить, скажем, на этической стадии, которая характеризуется серьезностью и поочередным выбором в согласовании с моральными Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 аспектами. Такое отношение к жизни частично припоминает Кантову этику долга. Человек старается жить по закону нравственности. Как и Кант, Киркегор сначала воспринимает во внимание умысел человека. Самое главное — не то, что он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 считает один поступок правильным, а другой неверным. Самое главное — что он вообщем решает действовать в согласовании с понятиями о «хорошем и дурном». Эстет различал только «веселое и скучное».

— ^ А не становится ли человек, живущий Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 схожим образом, очень суровым?

— Конечно. Согласно Киркегору, «этическую стадию» тоже нельзя именовать удовлетворительной. Человек долга в конце концов утомляется быть постоянно неотклонимым и щепетильным. В зрелом возрасте у многих появляется Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 реакция утомления, и кое-кто откатывается вспять, к игривому существованию на эстетической стадии. Но отдельные люди делают новый скачок — к религиозной стадии. Набравшись храбрости, они перемахивают туда, где «70 000 саженей глубины», избирая заместо Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 эстетического удовольствия либо разумного долга веру. И хотя, по выражению Киркегора, «попасть в руки живого Бога ужасно», только сейчас человек обретает умиротворение.

— ^ Другими словами он находит его в христианстве.

— Да, под «религиозной стадией Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19» Киркегор разумел христианскую веру. Но он оказал огромное воздействие и на философов нехристианского толка. В XX веке появилась разнообразная «философия экзистенциализма», воодушевленная датским мыслителем.

^ София посмотрела на часы.

— Уже практически семь. Мне нужно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 мчаться домой. Мать, наверняка, сходит с разума.

Помахав на прощанье учителю, София побежала к озеру, где ее ожидала лодка.


МАРКС


…призрак бродит по Европе…


Встав с постели, Хильда подошла к окну с Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 видом на залив. Субботу она начала с чтения главы о деньке рождения Софии. Вчера пятнадцать лет исполнилось самой Хильде.

Если отец рассчитывал, что она успеет прочитать до Софииного денька рождения еще намедни, он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 задал ей очень резвый темп: целую пятницу она только и делала, что читала. Зато он оказался прав в том, что поздравление осталось всего одно: песенка, которую Альберто и София спели Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 по-английски. Хильде эта сцена показалась безвкусной.

Итак, София наметила «философический прием» в саду на 23 июня, когда Хильдин отец ворачивается из Ливана. Хильда была убеждена, что сей день чреват событиями, не прогнозируемыми ни Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 для нее самой, ни для отца.

Одно она знала твердо: до того как добраться до Бьеркели, он столкнется с противным сюрпризом. Хильде хотелось хоть таким макаром проявить сострадание к Софии и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 Альберто. Они ведь умоляли ее о помощи…

Мать еще не возвратилась с берега. Хильда спустилась на нижний этаж и прошла к столику, на котором стоял телефон. Обнаружив копенгагенский номер Анны и Уле, она аккуратненько Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 набрала все числа.

— Анна Намсдал слушает.

— Привет, это Хильда.

— Как волшебно, что ты позвонила! Что неплохого в Лиллесанне?

— Все отлично, у меня каникулы и вообщем. А через неделю приезжает из Ливана Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 папа.

— Вот здорово, правда, Хильда?

— Да, я очень рада… фактически, я по этому поводу и звоню…

— Да?

— Его самолет прибывает в Каструп 20 третьего, около 5. Вы будете в сей день в Копенгагене Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19?

— Скорее всего, да. А что?

— Я желала попросить об одном одолжении.

— Ну естественно, что за трудности…

— Дело не совершенно обыденное. И я не знаю, что из этого получится…

— Ты меня просто заинтересовала Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19…

И Хильда принялась говорить. Она поведала о папке, об Альберто с Софией и обо всем прочем. Не раз ей приходилось начинать рассказ поновой, так как то она сама, то ее тетя Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 на другом конце провода вдруг разражалась хохотом. Зато, когда Хильда положила трубку, судьба ее плана была решена.

Сейчас необходимо было приготовить кое-что и тут, в Норвегии. Вобщем… спешить некуда.

Остаток денька Хильда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 провела с матерью. Под вечер они поехали на машине в Кристиансанн, чтоб сходить в кино: было надо кое-чем повеселить себя заместо прошлого дня, из которого не вышло обычного денька рождения. Когда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 они проезжали мимо ответвлявшейся от шоссе дороги на Хьевикский аэродром, у Хильды встало на место еще несколько кусочков мозаики, складывавшейся у нее в голове.

Только поздно вечерком, лежа в кровати, Хильда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 в очередной раз раскрыла толстую папку.


^ Когда София пролезла через Тайник, было уже практически восемь часов. Мать в это время возилась на клумбе перед входом.

— Ты откуда?

— С той стороны изгороди.

— При чем здесь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 изгородь?

— Разве ты не знаешь, что там идет тропинка?

— Меня интересует, где ты пропадала, София. Ты снова пропустила ужин и даже не предупредила об этом.

— Прости, пожалуйста. Было так отлично погулять Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, я увлеклась и зашла очень далековато.

^ Мать в конце концов оторвалась от сорняков и, выпрямившись, поглядела на Софию.

— А ты случаем не встретила собственного философа?

— Представь для себя, встретила. Я же гласила, что он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 тоже любит гулять.

— Он по последней мере придет на твой прием?

— ^ Придет, он очень обрадовался.

— Я тоже очень рада, София. Просто жду не дождусь этого денька.

Не слышно ли в мамином Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 голосе подкола? На всякий случай София произнесла:

— Я довольна, что пригласила родителей Йорунн. По другому мне было бы неудобно перед ними.

— ^ Ты как хочешь, а я собираюсь побеседовать с этим Альберто Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 с глазу на глаз.

— Пожалуйста… Сможете уединиться в моей комнате. Я уверена, он для тебя понравится.

— ^ Да, забыла сказать. Для тебя письмо.

— Письмо?

— Со штемпелем батальона ООН.

— Значит, оно от брата Альберто.

— Нет, София Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19, это уже очень.

София принялась лихорадочно мыслить и практически за одну-две секунды нашлась, что ответить. Она как будто получила подсказку от ангела-хранителя.

— Я поведала Альберто, что собираю редчайшие Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 марки. А братья на то и есть, чтоб их время от времени использовать.

^ Этим ответом ей удалось усыпить внимательность матери.

— Ужин в холодильнике, — примирительным тоном сказала та.

— А письмо где?

— На холодильнике.

София кинулась Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 в кухню. Штемпель на конверте был от 15 июня 1990 года. Вскрыв конверт, она извлекла из него листок с 2-мя строчками:


Для чего же видеть? Один ответ:

Чтобы сделанное все сводить на Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19 нет.


Нет, таковой ответ Софию не устраивал. До того как сесть за пищу, она отнесла листок наверх и положила в шкаф к случайным вещам, накопившимся у нее за последние недели. В какой Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 19-то момент она выяснит, что означает этот вопрос и для чего он был задан.



yuridicheskie-kollizii-ponyatie-vidi-prichini-vozniknoveniya-sposobi-razresheniya-i-preduprezhdeniya.html
yuridicheskie-lica-kak-subekti-mezhdunarodnogo-chastnogo-prava.html
yuridicheskie-lica-referat.html