Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4


Как видишь, гадальщицы пробуют истолковывать нечто, совсем не поддающееся толкованию. Это приемлимо для всех гаданий. Конкретно благодаря неясности предмета, по которому «ворожат», с гадальщицами очень трудно спорить.

Подняв взор на звездное небо, мы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 увидим воистину хаос светящихся точек. Все же в протяжении веков очень многие считали, что звезды могут поведать нам о жизни на Земле. До настоящего времени находятся правители, которые, до того как принять принципиальное Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 решение, испрашивают совета у астрономов.


^ ДЕЛЬФИЙСКИЙ ОРАКУЛ


Греки верили, что выяснить свою судьбу можно у известного оракула в Дельфах. Богом-предсказателем тут выступал Аполлон. Он прорицал через жрицу пифию, сидевшую на треножнике над расщелиной Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в земле. Из расщелины выходил дурманящий газ, который вызывал у пифии головокружение. Без дурмана ей бы не доверили служить Аполлоновым рупором.

Прибыв в Дельфы, необходимо было сначала задать собственный вопрос Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 тамошним жрецам, а уже они передавали его пифии. Ответ бывал настолько невнятен и двусмыслен, что за истолкованием опять-таки приходилось обращаться к жрецам. Так греки извлекали пользу из мудрости Аполлона: они считали, что Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ему понятно все — как в прошедшем, так и в дальнейшем.

Многие муниципальные деятели не осмеливались вступать в войну и принимать другие принципиальные решения, не испросив совета у дельфийского оракула. Практически жрецы Аполлона игрались Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 роль типичных дипломатов либо советников, отлично ознакомленных о жизни народа и страны.

Над храмом в Дельфах было высечено известное изречение: «ПОЗНАЙ Самого себя!» Оно содержало призыв к человеку не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 мнить о для себя очень много… также намек на то, что ни одному человеку не избежать собственной судьбы.

У греков ходило много историй про то, как людей настигала их судьба. Позже они сочинили ряд пьес Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 о схожих «трагических» героях. Самую большую славу снискала катастрофа про царя Эдипа.


^ ИСТОРИЯ И МЕДИЦИНА


Судьбой определялась не только лишь жизнь отдельных личностей. Греки верили в то, что судьба направляет сам ход событий Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в мире. Даже сейчас многие убеждены, что все происходящее на свете находится в зависимости от Бога либо других магических сил.

Но в то самое время, когда греческие философы пробовали отыскать естественные предпосылки Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 явлений природы, происходило становление исторической науки, искавшей естественные предпосылки хода глобальных событий. Поражение 1-го страны в войне более нельзя было приписать мести богов. Самыми известными греческими историографами были Геродот (484-424 до н. э Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4.) и Фукидид (460-400 до н.э.).

Греки считали, что недуги также могут вызываться вмешательством богов. Заразительные заболевания часто толковались как Божья кара. С другой стороны, боги, если им приносили подобающие жертвы, могли содействовать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 излечению человека.

Такая трактовка никак не специфична для греков. До возникновения медицины нового времени предпосылки заболеваний в большинстве случаев усматривались в области сверхъестественного. Кстати, слово «инфлюэнца» по сути значит, что Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 звезды не способствуют человеку, что он находится под их дурным воздействием.

До сего времени по всему миру находится масса людей, убежденных, что различные заболевания — а именно, СПИД — представляют собой Божью кару. Многие также веруют Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в возможность сверхъестественного исцеления нездоровых.

В момент когда философы Старой Греции выработали новое миропонимание, там появилась медицина, которая пробовала отыскать естественные разъяснения заболеваниям и здоровью. Базы греческой медицины заложил Гиппократ Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, родившийся около 460 года до н. э. на полуострове Косе.

Согласно докторскому учению Гиппократа, предупреждать заболевания идеальнее всего через соблюдение умеренности и здорового стиля жизни. Естественное состояние человека — быть здоровым. Болезнь появляется, когда природа «сходит Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 с рельсов» из-за нарушения телесного либо душевного спокойствия. Человек приходит к здоровью через умеренность, гармонию и лозунг «в здоровом теле здоровый дух».

В наше время нередко входит речь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 о докторской этике, под которой предполагается обязанность доктора следовать в собственных поступках определенным этическим нормам. Доктор, к примеру, не имеет права выписывать рецепты на наркотические вещества здоровым людям. Кроме этого, доктор должен хранить обет Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 молчания, другими словами не имеет права разглашать сведения, которые вызнал от пациента о его заболевания. Эти идеи также берут начало у Гиппократа. Он добивался от собственных учеников последующей клятвы:


«Я буду вылечивать нездоровых Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на пользу их здоровью, сообразно с моими силами и моим разумением, стараясь не причинять им ничего недоброго и вредного. Если кто попросит у меня смертельного средства, я не дам ему Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 и не покажу пути для этого. Чисто и безгрешно буду я вести свою жизнь и вершить свое искусство.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для полезности хворого, не имея Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 никаких дурных умыслов по отношению к нему и домашним его. Что бы я в том доме ни увидел либо ни услышал из того, что не подлежит разглашению, я буду молчать о Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 том, как о тайне.

И если я буду верен этой клятве, то да отправлют мне боги счастие в жизни и славу в искусстве на нескончаемые времена, если же я нарушу ее, то да свершится Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 все оборотное этому» 9.


Проснувшись в субботу с утра, София так и подпрыгнула на постели. Ей приснилось — либо она по правде лицезрела философа?

Девченка пошарила под кроватью. Да, там лежал приобретенный Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ночкой конверт. София помнила все, что прочла о греческой вере в судьбу. Означает, это был не сон.

Ну естественно, она лицезрела философа! Более того, она своими очами лицезрела, что он взял ее письмо.

София Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 встала и заглянула под кровать. Вынула из-под нее машинописные листы. Но что это? За ними, около самой стенки, лежало что-то красноватое. Похоже на шарф. София забралась под Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 кровать и выловила оттуда красноватое шелковое кашне. Ясно было одно: у нее такового никогда не было.

Разглядывая кашне, она тихонько вскрикнула. Повдоль шва было темной ручкой написано: «ХИЛЬДА».

Хильда! Что все-таки Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 это за Хильда? Как могло случиться, что их пути повсевременно пересекаются?


СОКРАТ


… умнее тот, кто знает, чего он не знает…


Накинув платьице, София скоро спустилась в кухню. Мать стояла, наклонившись над раковиной. Про кашне Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 девченка решила не говорить.

— Ты взяла газету? — невольно спросила София.

— Будь добра, принеси ее, — оторвалась от посуды мать.

София выбежала на гравийную дорожку и через минутку уже заглядывала в почтовый ящик Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4.

Только газета. Естественно, нельзя одномоментно ждать ответа на свое письмо. На первой страничке газеты внимание Софии завлекло несколько строчек про норвежский батальон миротворческих сил ООН в Ливане.

Батальон ООН… Не его ли штемпель Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 стоял на открытке от Хильдиного отца? Правда, марки там были норвежские. Но может быть, у норвежцев в батальоне собственная почта?…

— Как ты, но, стала интересоваться газетами, — саркастически увидела мать, когда София Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 возвратилась в кухню.

К счастью, ни за завтраком, ни после мать не касалась темы почтового ящика и Софииного «возлюбленного». Позже она ушла в магазин, а София, прихватив письмо о вере в судьбу Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, залезла в Тайник.

Около коробки с философским курсом она вдруг увидела белоснежный конвертик. Сердечко Софии неистово заколотилось. Она была уверена, что его принесла туда не она.

Этот конверт тоже был влажный по бокам. И, как Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на вчерашнем белоснежном конвертике, в нем проступали две вмятины.

Неуж-то сюда приходил философ? Означает, ему понятно про ее секретное убежище? Но почему конверты влажные?

У Софии голова шла кругом Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 от всех этих вопросов, разорвав конверт, она прочитала вложенный листок.


Дорогая София! Я с огромным энтузиазмом — и с некой грустью — прочитал твое письмо. С грустью, так как должен разочаровать тебя в отношении Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 чашечки кофе и остального. Когда-нибудь мы с тобой обязательно встретимся, но пройдет еще много времени, до того как я смогу показаться на Капитанском повороте.

Не считая того, должен сказать, что с Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 нынешнего денька больше не буду доставлять письма лично. В какой-то момент это стало бы очень небезопасно. Следующие письма будут приходить с моим небольшим курьером — зато прямо в твое потаенное убежище.

В случае нужды Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ты как и раньше можешь сама связываться со мной. Для этого необходимо только выложить на видное место розовый конверт с куском сахара либо сладкого печенья снутри. Найдя таковой конверт, посыльный доставит его Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 мне.

^ P.  S. Не думай, что это приятно — отказывать даме, которая приглашает тебя на кофе. Но время от времени приходится.

P.  P.  S. Если для тебя попадется красноватое шелковое кашне, прошу сохранить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 его. Таковой обмен вещами время от времени случается, в особенности в школах и других схожих заведениях. А у нас, как-никак, философская школа.

^ С приветом,

Альберто Нокс 10.


София прожила Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на свете четырнадцать с излишним лет и за свою молодую жизнь получила большое количество писем, в главном поздравлений с Новым годом, деньком рождения и т.д.. Но она еще не держала в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 руках настолько необычного письма.

Сначала, оно было без марки. Его даже не клали в почтовый ящик, а принесли прямо в сверхсекретное убежище Софии в бывшей живой изгороди. Умопомрачительно было и то, что в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 сухую вешнюю погоду письмо оказалось влажным.

Больше всего Софию, естественно, потряс шелковый шарф. У ее философского наставника есть 2-ая ученица. Отлично! Эта ученица растеряла красноватый шарф. Отлично! Но как она могла утратить его Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 под кроватью у Софии?!

А чего стоит сам Альберто Нокс… Нужно ж иметь такое имечко!

Во всяком случае, письмо подтверждает, что меж учителем философии и Хильдой Мёллер-Наг существует какая-то связь. Но Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 с чего вдруг Хильдин отец начал путаться с адресами, оставалось непостижимым.

София длительно размышляла над тем, какое отношение имеет к ней Хильда. В конце концов она безвыходно вздохнула. Философ пишет Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, что когда-нибудь они повстречаются. Может, она желала бы повстречаться и с Хильдой?

София повернула листок. На обороте оказалось еще несколько строк.


^ Существует ли природная стыдливость?

Умнее тот, кто знает, чего он не знает Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4.

Настоящее осознание приходит изнутри.

Человек, понимающий, что такое добро, не станет поступать плохо.


София издавна сообразила, что недлинные фразы в белоснежных конвертиках призваны подготавливать ее к содержанию огромных конвертов Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, которые прибывают следом. Сейчас ее озарило: если курьер доставит желтоватый конверт прямо в Тайник, София может дождаться его (либо ее). А позже вцепиться в пришедшего и не отпускать, пока он (либо она) не скажет Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 побольше про философа! Не считая всего остального, в письме говорилось, что посыльный «маленький». Может, это ребенок?

«Существует ли природная стыдливость?»

София знала, что «стыдливостью» ранее называли стеснительность — к примеру, когда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 человек не желал показаться кому-то в нагом виде. Но естественно ли смущяться этого? Естественным именуют то, что относится ко всем людям. Но в почти всех частях света естественно как раз ходить нагишом. Означает Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, что считать солидным, а что неблагопристойным, определяется обществом? К примеру, когда бабушка была юный, загорать без лифчика было совсем неблагопристойно. Сейчас же большинству это кажется «естественным», хотя в почти всех Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 странах появляться в таком виде на пляже как и раньше запрещено. София почесала в затылке. Это тоже относится к философии?

2-ое предложение говорило: «Умнее тот, кто знает, чего он не знает».

Умнее кого? Если Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 философ желает сказать: тот, кто понимает, что не знает всего на свете, умнее того, кто знает не больше первого, но считает себя очень знающим, — тогда он, естественно, прав. София никогда Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ранее не думала над этим, но чем больше она задумывалась на данный момент, тем яснее ей становилось, что знать, чего ты не знаешь, — на самом деле дела, тоже некоторое познание. Во всяком случае, она Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 вытерпеть не могла людей, свысока рассуждавших о вещах, о которых имели очень слабенькое представление.

Дальше следовала идея об настоящем осознании, которое приходит изнутри. Но ведь, кажется, все познания человек так либо Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 по другому получает снаружи? С другой стороны, София не всегда принимала то, чему ее пробовали обучить мать и учителя. По-настоящему научиться чему-то она могла, только приложив собственные усилия. Время от времени Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ее вдруг вроде бы озаряло — тогда, видимо, и приходило то, что именуют настоящим осознанием.

Ну что ж, с первыми заданиями София вроде совладала хорошо. Зато последнее показалось ей безрассудно забавным: «Человек, понимающий Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, что такое добро, не станет поступать дурно».

Неуж-то похититель совершает налет на банк, так как не знает, что это плохо? Нет, София была с этим не согласна. Напротив, по ее Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 воззрению, и детки, и взрослые совершают уйму глуповатых поступков (о которых потом могут жалеть) вопреки своим убеждениям.

И здесь до Софии донесся треск сухих сучьев с той стороны живой изгороди, что была Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 обращена к лесу. Может, это курьер? Душа ушла в пятки. Девченка тем паче перепугалась, когда услыхала животное дыхание.

Еще секунда — и у пролаза в Тайник показалась большая собака, схожая на лабрадора. Пес держал в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 зубах большой конверт, который и положил у ног Софии. Все вышло так стремительно, что она не успела опамятоваться. Спустя мгновение девченка сжимала в руках конверт… а золотистый пес уже скрылся Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в лесу. Ужас проявился после. Уткнув лицо в коленки, София разрыдалась.

Она не знала, сколько просидела так. В конце концов она подняла голову.

Вот, означает, какой у философа посыльный! — с облегчением помыслила девченка. Вот Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 почему белоснежные конверты намокали по бокам и были с глубокими вмятинами. Как она сходу не додумалась? Сейчас стало ясно и почему необходимо было вложить в конверт кусок сахара либо печенья, если она Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 соберется написать философу.

Как досадно бы это не звучало, время от времени сообразительность отказывала ей. Вобщем, додуматься, что курьером служит дрессированная собака, было тяжело. А о том, чтоб выловить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 из посыльного какие-нибудь сведения про Альберто Нокса, не могло быть и речи.

София вскрыла большой конверт и начала читать.


^ АФИНСКАЯ ФИЛОСОФИЯ


Дорогая София! Читая эти строчки, ты, возможно, уже познакомилась с Гермесом. На Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 всякий случай сообщаю, что Гермес — собака. Но пусть тебя это не смущает. Он очень хороший пес и к тому же понятливее многих людей. По последней мере не строит из себя более умного, чем Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 есть по сути.

Направь внимание и на неслучайность его имени. Гермес был посланцем богов. Он также покровительствовал мореходам, хотя это на данный момент непринципиально. Важнее другое — что от его имени образовалось слово Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 «герметический», другими словами плотно закрытый, непроницаемый и еще — заветный, скрытый 11. Это более чем подходяще к нашему случаю, так как Гермес помогает нам оставаться скрытыми друг для друга.

^ На этом представление курьера закончено. Очевидно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, он знает свою кличку и вообщем достаточно отлично воспитан.

Обратимся к философии. Мы уже покончили с первым разделом. Я имею в виду натурфилософию и отход от мифологических представлений о Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 мире. Сейчас нам предстоит познакомиться с 3-мя величайшими философами древности: Сократом, Платоном и Аристотелем. Любой из этих философов занес свою лепту в развитие европейской цивилизации.

Натурфилософов также нередко именуют «досократиками», так как они жили Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 ранее Сократа. Считается, правда, что Демокрит погиб несколькими годами позднее Сократа, все же его миропонимание относится к «досократической» натурфилософии. Мы несколько переместимся и в географическом отношении. Фактически говоря, Сократ был первым философом, родившимся Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в Афинах. И он, и двое его последователей жили и трудились в этом городке. Может быть, ты помнишь, что Анаксагор тоже некое время прожил в Афинах, но его изгнали Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 оттуда, потому что он считал Солнце пламенным шаром. (У Сократа дела сложились никак не лучше!)

Начиная с эры Сократа культурная жизнь Старой Греции сосредоточивается в Афинах. Еще больше броско то, что при переходе Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 от натурфилософов к Сократу меняется и предмет философских исканий.

^ Но до того как гласить о Сократе, остановимся на так именуемых софистах, игравших в его эру очень приметную роль в жизни Афин.

Подымай занавес, София Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4! История мысли — это типичная драма в почти всех действиях.


^ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ — ЧЕЛОВЕК


Приблизительно с 450 года до н. э. Афины стали культурным центром греческого мира. Обрела новое направление и философия Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4.

Натурфилософы были сначала естествоиспытателями, потому они играют немаловажную роль и в истории науки. В Афинах же основной энтузиазм сосредоточился вокруг человека и его места в обществе.

В этом городке равномерно сложилась демократия Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 с народными собраниями и судами. Обязательным условием демократии было получение народом образования, которое необходимо для роли в демократических процедурах. Что юной демократии требуется народное просвещение, находит доказательство и в наши деньки. Афинянам Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 сначала нужно было завладеть искусством сладкоречия (риторикой).

Скоро в Афинах основалась прибывшая из греческих колоний группа странствующих учителей и философов, называвших себя софистами. Слово «софист» означает «знаток» либо «мудрец». Софисты зарабатывали для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 себя на жизнь, обучая городских жителей различным наукам.

С натурфилософами софистов соединяло воединыжды одно существенное событие: и те и другие критически относились к обычным легендам. Сразу софисты опровергали то, что они называли никчемными Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 философскими спекуляциями. Даже если философские вопросы и поддаются разрешению, люди не способен доискаться четкого ответа на загадки природы и Вселенной. Схожая точка зрения именуется в философии скепсисом.

Но если мы не можем ответить Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на все загадки природы, то нам по последней мере понятно, что мы люди, а поэтому должны научиться ладить вместе. Софистов как раз сначала заинтересовывал человек и его место в обществе.

«Человек есть Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 мера всем вещам», — гласил софист Протагор (ок. 487-420 до н. э.). Под этим он предполагал, что всё в жизни — правильное и неверное, не плохое и нехорошее — должно определяться только исходя из потребностей Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 человека. Когда его спрашивали, верует ли он в греческих богов, он отвечал, что «многое препятствует знать это: и неясность вопроса, и краткость людской жизни». Тех, кто, подобно Протагору, не в состоянии твердо высказать свое Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 мировоззрение о существовании бога, мы называем агностиками.

Софисты переезжали из полиса в полис и навидались различных методов правления. Очень разнились не только лишь характеры и обычаи, да и законы Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 городов-государств. На этом фоне софисты затеяли обсуждение вопроса о том, что обосновано природой, а что диктуется обществом, и таким макаром заложили в афинском государстве базы публичной критики.

Они, к примеру, указывали Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на то, что выражения типа «природная стыдливость» не всегда правомерны. Ведь если стыдливость «природна», другими словами «естественна», означает, она прирожденная. Но вправду ли она прирожденная, София, либо диктуется обществом? Для человека, поездившего Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 по свету, ответ прост: ужас показаться в нагом виде перед другими людьми не «естествен» и не прирожден. Стыдливость (либо ее отсутствие) связана сначала с характерами и обычаями определенного общества.

Как ты понимаешь Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, своими утверждениями о том, что абсолютных норм правильного и неверного не существует, странствующие софисты вызвали в афинском обществе жестокие споры.


^ КТО Таковой СОКРАТ?


Сократ (470-399 до н. э.) — одна из более таинственных личностей во всей Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 истории философии, и в то же время он заходит в число философов, оказавших наибольшее воздействие на европейское миропонимание. Это не в последнюю очередь разъясняется его катастрофической гибелью.

Нам понятно, что родился он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в Афинах и огромную часть жизни провел на площадях и улицах этого городка, разговаривая с прохожими. «Местности и деревья ничему не желают меня научить», — гласил он. Он мог также часами Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 простаивать на одном месте, погруженный в раздумья.

Сократ еще при жизни слыл таинственным человеком, а скоро после кончины его объявили родоначальником сходу нескольких философских направлений. Конкретно в силу его загадочности и неоднозначности разные течения и Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 могли считать Сократа выразителем собственных мыслях.

Точно понятно, что он был страшен как смертный грех: низенький, толстый, с курносым носом и очами навыкате. Но душа у него, молвят, была «совершенно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 потрясающая». И еще о нем же: «Сколько ни отыскиваете в наше время, сколько ни отыскиваете в прошедшем, никогда вам не отыскать человека, подобного ему». Все же за философскую деятельность Сократ был приговорен к погибели Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4.

О жизни Сократа мы знаем сначала благодаря Платону — его ученику, потом тоже ставшему одним из величайших в истории философов. Платон сочинил много диалогов, либо философских бесед, в каких использовал Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 учителя для выражения собственных взглядов.

Когда Платон вносит какие-то речи в уста Сократа, нельзя быть уверенным, что тот вправду произносил их, потому отчленить учение Сократа от слов самого Платона достаточно трудно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4. Схожая неувязка появляется и в связи со многими другими историческими личностями, не оставившими после себя письменных свидетельств. Более узнаваемый пример, естественно, Иисус Христос. Мы не можем быть убеждены, что «исторический Христос» по правде произносил Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 слова, которые приписывают ему Матфей либо Лука. Точно так же всегда оставалось загадкой, что в реальности утверждал «исторический Сократ».

Но не настолько принципиально, каковой был подлинный Сократ. В течение практически 2-ух с половиной Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 1000-летий мыслители Запада вдохновлялись сначала образом Сократа, сделанным Платоном.


^ ИСКУССТВО БЕСЕДЫ


Сократ отличался тем, что не стремился просвещать люд. Напротив, он будто бы сам желал поучиться у собственных собеседников. Он не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 изображал из себя наставника, а просто-напросто дискутировал.

Но, если б Сократ ограничивался слушанием других, он бы ни при каких обстоятельствах не стал известным философом. Его бы не приговорили и к погибели. Больше Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 всего вопросов Сократ задавал в самом начале беседы — и только притворялся, как будто ничего не знает. По ходу разговора философ часто вынуждал собеседника признать недочеты его рассуждений. Припертый в угол Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, тот волей-неволей уяснял для себя, что правильно, а что ошибочно.

Молвят, мама Сократа была повитухой, и Сократ ассоциировал свои занятия с повивальным искусством. Повитуха ведь не рождает малыша, а только находится при родах Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 и помогает роженице. Вот и Сократ считал собственной задачей помогать людям «рожать» настоящее познание. Ведь настоящее осознание и настоящее познание не могут быть навязаны другими, они приходят изнутри. Исключительно в этом случае Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 достигается истинное «постижение».

Уточняю: способность рождать деток относится к естественным человечьим качествам. Способность к занию философских истин также естественна и происходит через воззвание к собственному разуму. Рассуждая, человек извлекает правды Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 из себя самого.

Часто Сократ заставлял собеседников мозговать как раз тем, что прикидывался простаком либо невежей. При помощи так именуемой «сократической иронии» он указывал на уязвимые места в миропонимании афинян, при этом Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 часто делал это посредине площади, другими словами при большенном скоплении людей. Встреча с Сократом была чревата тем, что тебя подымут на хохот перед всем добросовестным народом.

Логично, что с течением времени Сократ стал Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 казаться настойчивым и раздражающим — в особенности власть имущим. Сократ ассоциировал Афины с «обленившимся конем», нуждающимся «в том, чтоб его подгонял какой-либо овод». «Вот… бог и послал меня в этот город, — гласил Сократ, — чтоб Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 я, целый денек носясь всюду, каждого… будил, уговаривал, упрекал непрестанно». (А что делают с оводом, София? Можешь мне ответить?)


^ БОЖЕСТВЕННЫЙ Глас


Сократ изводил собственных сограждан укусами совсем не для того, чтоб помучить их Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4. В нем жило нечто, не оставлявшее ему другого выбора. Он не раз повторял, что слышит внутренний «божественный голос». Сократ, к примеру, отрешался участвовать в вынесении смертных приговоров. Не считая того, он не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 вожделел выдавать политических врагов. В конечном счете все это и стоило ему жизни.

В 399 году до н. э. его обвинили во «введении новых божеств» и «развращении юношества». Трибунал присяжных в составе Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 500 человек малозначительным большинством голосов признал его виноватым.

Естественно, он мог просить о помиловании. Во всяком случае, мог спасти свою жизнь, если б согласился покинуть Афины. Но поступи он так, он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 не был бы Сократом. Все дело в том, что совесть — и правда — была для него дороже своей жизни. Он убеждал, что действовал только для блага страны. Все же его приговорили к погибели Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4. Скоро он в присутствии ближайших друзей осушил чашу с ядом, свалился и одномоментно погиб.

Почему, София? Почему Сократу пришлось умереть? Этот вопрос задают уже 2400 лет. Но Сократ был не единственным человеком в Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 истории, который, исчерпав все резоны, пошел за свои убеждения на погибель. Я уже упоминал Христа, а его, оказывается, почти все роднит с Сократом. Назову только несколько общих черт.

И Сократа, и Христа даже их Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 современники считали людьми таинственными. Ни тот, ни другой не выложили собственных взглядов на бумаге, не оставили письменного наказа потомкам, так что мы обязаны полностью полагаться на образ, сделанный их учениками. Непременно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, но, что оба блестели сладкоречием. Не считая того, их отличало ярко выраженное чувство собственного плюсы, а это могло задевать и раздражать других. Более принципиально очередное сходство: оба утверждали, что молвят от имени некоей высшей Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 силы. Они кидали вызов стоявшим у кормила правления, критикуя все виды несправедливости и злоупотребления властью, за что оба поплатились жизнью.

Тривиальные параллели выслеживаются и в отношении судебных процессов над Сократом Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 и над Иисусом Христом. Оба полностью могли бы просить о помиловании и тем спасти свою жизнь. Но они ощущали внутри себя призвание и знали, что предадут его, если не выстоят до конца. Конкретно Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 благодаря тому, как гордо они повстречали погибель, вокруг их потом объединились тыщи приверженцев.

Проводя параллели меж Христом и Сократом, я никак не желаю сказать, что эти два человека были схожи Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4. Меня сначала завлекает другое: они обладали определенным миропониманием, неотделимым от их личного мужества.


^ АФИНСКИЙ ДЖОКЕР


Это опять-таки Сократ, София! Не думай, что с ним покончено. Мы задели его способа, но каковой предмет его философских Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 исканий?

Сократ был современником софистов. Как и они, он интересовался не столько натурфилософскими неуввязками, сколько человеком и его жизнью. Через несколько веков один римский философ — Цицерон — произнесет, что Сократ «свел Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 философию с неба и поселил в городках, ввел в дома и принудил рассуждать о жизни и характерах, о добре и зле».

Но Сократ расползался с софистами по одному принципиальному пт. Он не принимал себя Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 как «софиста», другими словами как ученого либо мудреца. Нет, Сократ предпочитал именовать себя «философом» в подлинном смысле слова. Ведь по сути «философ» — это человек, который «любит мудрость», стремится обрести ее.

Для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 тебя все ясно, София? Чтоб разобраться в предстоящем изложении, необходимо усвоить разницу меж софистом и философом. Софисты брали плату за свои более либо наименее утонченные рассуждения, и такие «софисты» не раз заявляли о для Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 себя в протяжении веков. Я имею в виду школьных учителей и иных доброжелательных выскочек, которые или довольны своими небогатыми заниями, или претендуют на компетентность в предметах, в каких по сути ничего не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 смыслят. При всей твоей молодости ты уже наверное навидалась схожих «софистов». Реальный «философ», София, — это нечто другое, можно сказать, прямо обратное. Философ убежден, что, в сути, знает очень не достаточно, а поэтому Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 опять и опять пробует достигнуть настоящего осознания. Сократ относился как раз к таким уникальным людям. Он был уверен, что ничего не знает ни о жизни, ни о мире. И самое Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 главное: ему было мучительно сознавать свое невежество.

Итак, философ — это человек, признающий, что многого не осознает, и мучающийся этим. На самом деле дела, он умнее всех, кто хвастает заниями в тех сферах деятельности Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4, в каких совсем не разбирается. «Умнее тот, кто знает, чего он не знает», — произнес я. Сам Сократ гласил, что ему понятно одно: он не знает ничего. Направь внимание на его Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 слова, так как они большая уникальность, в особенности в устах философов. Время от времени такое признание просто рискованно — изготовленное официально, оно может стоить человеку жизни. Ведь более небезопасны люди, задающие вопросы. Отвечать Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 еще безопаснее. В одном-единственном вопросе может заключаться больше взрывной силы, чем в тыще ответов.

Ты слыхала про новое платьице короля? В реальности повелитель был совсем нагой, но никто из подданных не Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 решался сказать ему об этом. И вдруг нашелся ребенок, который выкрикнул, что повелитель нагой. Этот ребенок был очень смелым, София. Сократ тоже показал мужество, заявив, как не достаточно знаем мы, люди. Вобщем, о сходстве деток Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 и философов у нас уже шла речь выше.

Уточняю: население земли поставлено перед рядом принципиальных вопросов, на которые нам далековато не просто отыскать применимые ответы. Тогда и открываются две способности: мы можем Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 или накалывать себя и окружающих, делая вид, как будто знаем все нужное, или, закрыв глаза на глобальные вопросы, раз и навечно отрешиться от движения вперед. Отсюда и деление населения земли на две Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 части. Грубо говоря, люди делятся на твердо уверенных и на флегмантичных. (И те и другие зарываются как можно поглубже в кроличий мех!) Это, дорогая София, припоминает разделение карточной колоды Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 на две половины. Темные масти кладутся в одну стопку, красноватые — в другую. Но позже в колоде попадается джокер, который не принадлежит ни к червякам с бубнами, ни к пикам с трефами. Сократ и был Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 в Афинах таким джокером, либо черной лошадкой. Он не относился ни к уверенным, ни к флегмантичным. Он только знал, что ничего не знает, — и мучился от этого. Вот почему он Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 стал философом — человеком, который не отступает, а непреклонно стремится к подлинному познанию.

Говорят, что один афинянин спросил дельфийского оракула, кто в Афинах превыше всех мудростью. Оракул ответил, что Сократ. Услышав это, Сократ, мягко Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 говоря, опешил. (Думаю, София, он даже рассмеялся!) Он немедля пошел в город и нашел человека, которого и сам он, и другие люди считали очень умным. Когда же этот человек не смог Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 точно ответить на данные ему вопросы, философ обязан был признать, что пифия права.

Сократу принципиально было отыскать крепкую базу познаний. По его собственному утверждению, он обрел такую базу в людском разуме. Из-за Юстейн Гордер Мир Софии Юстейн Гордер Мир Софии Роман об истории философии - страница 4 жесткой веры в разум Сократа можно отнести к убежденным рационалистам.



yuridicheskie-nauki-byulleten-novih-postuplenij-v-nb-rgu-za-2-kvartal-2009-g.html
yuridicheskie-osnovi-audita-referat.html
yuridicheskie-priznaki-korrupcii-zakonoproekt-kasayushijsya-sovershenstvovaniya-pravovogo-polozheniya-byudzhetnih-uchrezhdenij-11.html